Японская иена становиться все сильнее, а сырьевые валюты опять слабеют в результате неутешительных

Народный рейтинг брокеров бинарных опционов 2020:
Содержание

Японская иена становиться все сильнее, а сырьевые валюты опять слабеют в результате неутешительных новостей с нефтяного рынка

«Нафтогаз Украины» добился в суде Люксембурга запрета на платежи в адрес «Газпрома» от SPV-компании GazAsia Capital S. A., выпускавшей облигации в японских иенах, отмечено в проспекте к еврооблигациям «Газпрома».

По состоянию на 1 марта 2020 г. она составляла 23,6% против 43,7% годом ранее.

Министр финансов Японии Таро Асо заявил, что он следит за движениями валютного курса «с чувством неотложности» после недавнего скачка иены, сообщает Reuters.

Администрация Трампа пытается применить испытанный прием против Китая, обвиняя власти КНР в валютных манипуляциях: примеры истории показывают, что США уже развязывали валютные войны в Азии.

Чистая прибыль японского автопроизводителя Nissan Motor, приходящаяся на акционеров головной компании, сократилась в I квартале 2020-2020 финансового года (завершился 30 июня) в 18 раз до 6,377 млрд иен ($59 млн).

Японская Canon Inc., ведущий мировой производитель фотоаппаратов, снизила прогнозы прибыли и выручки на 2020 г. Чистая прибыль компании рухнула во II квартале на 55,6% в годовом выражении.

Единая европейская валюта становится основной валютой фондирования. Почему это происходит и какие изменения это привносит в мировые финансы?

«ВЭБ.РФ» намерен занять у инвесторов, в том числе азиатских, 300 млрд руб., заявил первый заместитель председателя, член правления «ВЭБ.РФ» Михаил Полубояринов.

Валюта обновила двухлетний максимум на фоне обострения торгового конфликта между США и КНР.

Русскоязычные платформы для торговли опционами:

Продажи японского автопроизводителя Mitsubishi Motors увеличились в 2020 финансовом году, который завершился 31 марта, на 5% до 1,244 млн автомобилей. Прибыль увеличилась на 23,5% до 132,871 млрд иен.

Чистая прибыль японского автопроизводителя Honda Motor Co. сократилась в финансовом году, который завершился 31 марта 2020 г., на 42,4% до 610,3 млрд иен. Операционная прибыль уменьшилась на 12,9% до 726,3 млрд иен.

Министр финансов Японии Таро Асо заявил министру финансов США Стивену Мнучину, что Токио не может согласиться на переговоры, которые связывают денежно-кредитную политику с вопросами торговли, пишет Reuters.

До сих пор Япония не была непосредственной целью американских пошлин. Однако третья по величине экономика мира терпит значительный сопутствующий ущерб от пошлин США на сталь и алюминий и тарифов на китайские товары, пишет Asia Times.

Глава Банка Японии Харухико Курода заявил, что центробанк готов наращивать стимулы, если резкий рост иены нанесет ущерб экономике и будет мешать достижению целевого показателя инфляции, сообщает Reuters.

Аналитики Goldman Sachs ухудшили прогноз для японского рынка акций.

Московская биржа начала торги валютной парой японская иена/российский рубль, сообщается на сайте торговой площадки.

«Газпром» во вторник и среду проведет в Токио встречи с инвесторами в рамках размещения бондов в японских иенах. После переговоров с банкирами компания примет решение об условиях размещения и сделке как таковой.

Драйвером роста стал сильный доллар, который может увеличить прибыль экспортеров.

Россияне следят за курсом рубля к доллару, поскольку изменение курса влияет на их жизнь, хотя зарплату в валюте получает лишь незначительное количество россиян, отмечено в исследовании портала Rabota.ru.

Банк Японии анонсировал более гибкий способ скупки облигаций на рынке. Реакция рынка оказалась достаточно бурной.

Банк Японии возвращается на рынок: рост доходностей облигаций испугал регулятора.

Россия готова выработать порядок свободной конвертации валют для расчетов с Японией в рублях, заявил президент Владимир Путин.

Японский экспорт в марте вырос меньше ожиданий из-за укрепления иены, что вызвало некоторую озабоченность перспективами поставок вместе с беспокойством из-за критики Вашингтона большого торгового дефицита США с Японией.

Хедж-фонды начали делать ставки на укрепление японской валюты на фоне скандала вокруг правительства Синдзо Абэ, пишет Bloomberg.

Биржевые эксперты: чего ждать от 2020 года

Наш партнерский журнал в Соединенных Штатах Barron’s пригласил принять участие в дискуссии за круглым столом девять экспертов самого высокого уровня. Они рассказывают о том, каким образом они собираются увеличить активы своих инвесторов в 2020 году. А мы показываем, с какими приправами вы можете наилучшим образом использовать рецепты этих профессионалов.

Barron’s: 2020 год был хорошим годом для акций. Марио, а каким будет 2020-й?

Марио Габелли (Mario Gabelli): В последнее время инвесторы вывели свои деньги с рынка акций, и в итоге отчеты о денежных потоках оказались негативными. Но давайте сначала посмотрим на Китай и Японию. На эти страны, которые уже вновь вывели свои конъюнктурные двигатели на большую мощность, приходится 20% глобальных экономических показателей в объеме около 75 триллионов долларов. Еще 20% приходятся на долю Европы, которая в экономическом отношении все еще представляет собой строительную площадку. Доля Соединенных Штатов в совокупных экономических показателях составляет 21%. Собственность в чистом виде американских потребителей достигла самой высокой отметки. Это сделал возможным глава Федрезерва Бен Бернанке ( Ben Bernanke), другими словами: американский Эмиссионный банк печатает деньги, печатает деньги, печатает деньги, и это заставило расти курсы и цены на финансовом рынке, а также на рынке недвижимости.

Barron’s: Пожалуйста, давайте ближе к делу. Вы настроены оптимистично или пессимистично?

Габелли: Не так быстро, именно в этом направлении я и продвигаюсь. Итак, доходы предприятий должны существенно вырасти в 2020 году, а в 2020-м они, судя по всему, увеличатся еще больше. Проценты также повысятся, однако это уже было учтено рынком. Если принять во внимание негативные отчеты о движении денежных средств и относительно низкий коэффициент цена/прибыль, то ничего другого не остается, как быть настроенным оптимистично. В краткосрочной перспективе и на фондовом рынке обнаружится немало выбоин, и в целом я ожидаю в этом году в лучшем случае повышение курса на 5%. Однако я еще никогда не был в таком восторге от тех шансов, которые возникают на некоторых рынках ценных бумаг: такие специальные корпоративные действия, как слияния, поглощения, разделения, отделения и тому подобное создают среду, в которой в этом году можно заработать очень много денег. Там на рынках ощущается настоящая атмосфера золотой лихорадки.

Barron’s: Но почему во многих случаях отмечаются лишь умеренные доходы?

Габелли: Наша финансовая система страдает от структурных проблем, и в определенный момент мы подходим к такому пункту, когда Федрезерв вновь начинает забирать с рынка то большое количество денег, которое он закачал в систему.

Билл Гросс (Bill Gross): Когда я слышу такие фразы, как «Я еще никогда не был в таком восторге», то я уже бегу в обратном направлении.

Габелли: О-кей, что касается облигаций, то у меня здесь короткие позиции, которые также приводят меня в восторг.

Феликс Цулауф (Felix Zulauf): Этот год в определенном отношении может оказаться противоположным 2020 году. В прошлом году мы в Европе имели дело со сложными проблемами, которые могли привести к коллапсу в еврозоне. Однако Европейский центральный банк (ЕЦБ) получил деньги и предотвратил кризис за счет приобретения огромного количества государственных облигаций. Многие циклические рынки, в том числе все развивающиеся экономики и сырьевые рынки, просели в 2020 году и в первой половине 2020 года, и так продолжалось до тех пор, пока ЕЦБ не протянул руку помощи. В настоящее время эти рынки, а также рынки Соединенных Штатов и Германии, которые, впрочем, не обнаруживали ранее признаков слабости, сейчас демонстрируют настоящее ралли. Однако этот цикл уже продвинулся значительно дальше. Сегодняшнее ралли закончится в период между вторым и третьим кварталом, и рынки тогда развернутся назад. Те проблемы, которые мы анализировали в прошлом году за этим столом, продолжают существовать, и они вновь станут предметом обсуждения.

Фред Хики (Fred Hickey): Испания должна рефинансировать рекордную сумму долгов. Если с этим возникнут проблемы, то может ли это вызвать очередной кризис в Европе?

Цулауф: Европа ведет борьбу на нескольких фронтах. Валютный союз стран с различными экономическими структурами является странным образованием, в котором возникают различного рода напряженности. Внутри еврозоны существуют большие различия в области конкурентоспособности отдельных государств. Некоторые наблюдатели говорят об улучшениях в европейском балансе по текущим операциям; по их мнению, Европа способна блестящим образом выйти из кризиса, что можно сравнить с подъемом в азиатских странах в конце 90-х годов. Это, конечно же, полная ерунда. В Азии в 90-е годы был финансовый кризис, и страны этого региона обесценили свои валюты на 50%, что вызвало бурный рост экспорта. В Европе ситуация иная. Периферийные страны весьма далеки от бурного роста экспорта. Импорт сокращается. При этих условиях не может быть роста. И надежды на то, что эти страны на периферии смогут вскоре преодолеть застой, являются совершенно необоснованными; и, более того, все сейчас говорит о том, что Франция может стать следующим проблемным ребенком.

Barron’s: Почему так?

Цулауф: Усредненные затраты на единицу продукции (Lohnstueckkosten) так выросли, что французская промышленность перестала быть конкурентоспособной. Существующие проблемы постепенно становятся видимыми. Французы больше не могут продавать свои автомобили. Правительство вовремя не успело провести реформы; оно встало на ложный путь и начало двигаться в сторону большего количества социализма. В этом году мы можем столкнуться с серьезными разочарованиями во Франции, в том числе с увеличением баланса по текущим операциями и бюджетным дефицитом. Первосвященники европейской экономической политики объявили сохранение евро высшим приоритетом. Но этим решением они уничтожили миллионы рабочих мест и загоняют миллионы людей в бедность. В какой-то момент все это обернется против них. Нельзя бесконечно удерживать еврозону за счет средств Центрального банка. Финансовые рынки не могут двигаться в противоположном направлении, так как в этом случае против них будет действовать ЕЦБ. В его руках сосредоточена огромная власть, так как он обладает правом печатать деньги. В конечном итоге бунт будет исходить от человека на улице. Можно в какой-то момент обрекать людей на бедность, но и здесь есть определенные границы.

Читайте также: Финансовый кризис или кризис инноваций?

Габелли: Как Европа может решить свои проблемы?

Цулауф: Европейские страны имеют возможность отказаться от своего суверенитета и образовать федерацию европейских государств, но это маловероятно и нереалистично. В качестве альтернативного варианта можно рассматривать такой, при котором некоторые страны покинут еврозону и девальвируют свои валюты. В длительной перспективе это наиболее вероятный вариант. В настоящее время кредиторская задолженность во всей Европе перемещается из частного в государственный сектор. В отличие от некоторых других наблюдателей, я не вижу в Европе признаков экономического выздоровления.

Barron’s: Но ведь эти прогнозы не взяты просто каким-то волшебным образом из воздуха. Рынки облигаций в Европе вновь укрепляются.

Цулауф: Да, так как рынки облигаций в Испании, Италии и Греции уже учли в своих ценах ту катастрофу, которая так и не произошла, так как в игру вступил ЕЦБ и предотвратил опасность. Поэтому рынки облигаций поправили свое положение и проценты стали снижаться. Но теперь время снижающихся процентов уже прошло. Проценты в этих странах в течение следующих двух месяцев будут двигаться в боковом направлении, а затем начнут повышаться.

Хики: Феликс, возможет ли такой вариант, когда Европа, а также Соединенные Штаты еще больше опустят проценты за счет печатания денег в объеме пары триллионов?

Цулауф: Теоретически это возможно. ЕЦБ может снизить проценты еще на пару базисных пунктов в направлении нуля. В настоящее время ЕЦБ не скупает в больших количествах долговые обязательства. В этом отношении у него немного связаны руки, и, если они он вновь начнет форсировать скупку облигаций, то в Германии это может вызвать сильный протест. Немцы не хотят постоянно быть заложниками своих менее дисциплинированных соседей. Немецкий канцлер Ангела Меркель осенью будет участвовать в выборах, и накануне такого события перераспределение долгов является невозможным. Более точный временной пункт для этого пока определить нельзя, но примерно в середине года я ожидаю поворота на рынках. Закончат ли они в конечном итоге год с небольшой прибылью или небольшими потерями – этого пока я не могу сказать. Настроение на рынке акций в первой половине 2020 года, судя по всему, будет оставаться благоприятным, но затем из-за растущих рисков оно станет более мрачным.

Эбби Джозеф Коэн (Abby Joseph Cohen): Конъюнктура в Соединенных Штатах вновь приобретает динамику. В последнее время существенно растет экспорт. Только в одном секторе нет никакого роста – в области правительственных расходов. В государственном секторе количество рабочих мест сокращается. В предпринимательском секторе дела обстоят неплохо. Вопреки многим ожиданиям, маржа прибыли в 2020 году не находилась под давлением, а, благодаря осторожным действиям особенно том, что касается расходов на содержание персонала, даже оставалась на уровне выше среднего. Что касается производительности и конкурентоспособности на рынке рабочей силы, то Германия развивается существенно лучше, чем остальные европейские государства. Соединенные Штаты и Германия с 2009 года демонстрируют высокий прирост производительности. Американский предпринимательский рынок показывает феноменальные итоги. Редко в прошлом, если вообще об этом можно говорить, предприятия владели таким количеством наличных денег. Некоторые компании сокращают свои долги, другие используют низкий процент и занимают деньги. Большая часть из этих средств расходуется на инвестиции, и существенная их доля возвращается непосредственно к инвесторам – в форме обратного выкупа акций, а также дивидендов. К этому следует добавить слияния и поглощения. На самом деле уже в прошлом году все ожидали роста в области слияний и поглощений, однако этого не произошло. Теперь стрелки переведены, и транзакции могут проводиться.

Barron’s: Что вы имеете в виду, когда говорите, что «стрелки уже переведены»?

Коэн: Во-первых, цена акций выглядит привлекательно. Во-вторых, волатильность рынка незначительна. Показатель волатильности в индексе S&P 500 находится ниже среднего уровня за последние шесть лет. Поэтому менеджеры предприятий, а также инвесторы оценивают ситуацию более спокойно. Достаточно посмотреть на некоторые стандартные модели оценки. При всей склонности к сгущению красок, с которой мы сталкивается на этом обсуждении, можно сказать следующее: курсы акций идут вверх, и так происходит уже в течение четырех лет. Курсы акций уже приближаются к своим предыдущим рекордным отметкам, однако их оценки продолжают оставаться более благоприятными, так как доходы выросли. Если мы возьмем модель Федрезерва…

Barron’s:… сравнивающую коэффициент цена/прибыль акций с доходами от долгосрочных вложений в государственные бумаги…

Коэн: и запишем результаты на листочке бумаги, то мы увидим, что индекс S&P 500 сегодня составляет 1470 пунктов, а к концу 2020 года он выйдет на уровень 1750 пунктов. Не следует также забывать, что рентабельность собственного капитала (return on equity) в Соединенных Штатах у входящих в индекс S&P 500 предприятий находится примерно на уровне 14%, то есть она намного превышает остальные отслеживаемые в мире показатели. Крупные предприятия в Европе получают 10%, в японском индексе Topix этот показатель составляет всего 5%. Короче говоря: оценка акций в Соединенных Штатах в недостаточной мере учитывают оживление конъюнктуры и улучшение финансового положения.

Barron’s: Как выглядит ваш прогноз относительно индекса S&P 500 на 2020 год?

Коэн: По мнению аналитиков, доходы в этом, а также в следующем году вырастут и будут находиться в диапазоне между 12% и 13%. Экономические показатели предприятий уже в течение многих лет лучше, чем общеэкономические показатели Соединенных Штатов. Такого рода положение может сохраниться, так как входящие в индекс S&P 500 предприятия в большей степени разворачивается в сторону иностранных рынков при выборе производственных площадок и рынков сбыта.

Брайан Роджерс (Brian Rogers): Эбби, это невероятно оптимистичный прогноз относительно прибыли, особенно если исходить из роста валового внутреннего продукта (ВВП) от 1% до 2% в странах Европы и Соединенных Штатах. Я надеюсь, что вы правы, но, если посмотреть на цифры, то мне значительно сложнее сделать вывод о росте доходности в нижнем двузначном диапазоне.

Габелли: А что у вас получается?

Гросс (Gross): Давайте посмотрим в целом на ситуацию с другой стороны. Почему в последние годы доходы так значительно выросли? Дело в том, что увеличение доходов достигается за счет рабочей силы. Доля заработной платы в последние десять лет сократилась с 59% до 54% валового внутреннего продукта. Для того, чтобы доходы продолжали увеличиваться, существующая тенденция должна быть продолжена. Кроме того, от 30% до 35% роста доходов предприятий в последние годы было обусловлено сокращением расходов на выплату процентов по кредитам. Но теперь эта фаза миновала; я думаю, что в этом отношении большинство из вас со мной согласится. А предприятия теперь должны найти покупателей на свою продукцию. И в этом отношении им не очень повезет, если покупатели будут стонать от невысоких доходов и высоких долгов. В подобных обстоятельствах прогнозы относительно увеличения доходности до 12-13% представляются не только чрезмерными, но и абсурдными.

Цулауф: Опасность разочарования на рынках акций весьма велика.

Коэн: В этом году мы рассчитываем на рост ВВП в 2,5%, а к концу следующего года этот показатель должен достичь отметки 3%. И сразу же холодная прогрессия…

Barron’s. кто больше зарабатывает, платит относительно более высокие налоги и не заинтересован в том, чтобы больше работать, что тормозит рост…

Коэн:… оказывает существенное влияние, и речь идет о суммах свыше 200 миллиардов долларов.

Гросс: Не можем ли мы приблизиться к более реалистичному взгляду на вещи? В Соединенных Штатах, кроме того, существует «новая нормальная конъюнктура» с ежегодным ростом в 2% или меньше. В остальных индустриальных странах показатели роста еще ниже. Это объясняется целым рядом причин. Во-первых, слишком высокая задолженность, и попытки сократить долг приводят к упомянутой уже холодной прогрессии. Во-вторых, вопросы демографии также играют определенную роль: население стареет. Представители поколения периода бума рождаемости (baby-boomer) получают более широкие услуги в области социального страхования. Япония в сфере старения опережает нас на несколько пунктов, и этот тренд наблюдается во всех странах индустриального мира. В-третьих, рост замедляется еще и вследствие растущей деглобализации. Государства заботятся об обеспечении своих собственных интересов. Они создают торговые барьеры, ведут валютные войны и предпринимают другие замедляющие рост меры. Это деструктивно, не конструктивно, когда на рынке кредитов прибыль получается немногим более нуля. Чистая процентная маржа финансовых институтов подвергается давлению. Что делает в этой ситуации банк Morgan Stanly? Этот крупный игрок на рынке финансовых услуг недавно объявил об увольнении 1600 сотрудников и закрытии филиалов. Предприятия делают то же самое. Снижение долговой нагрузки начинается в финансовых институтах и затем переходит в реальный сектор экономики. Это уже не та экономическая система, которую мы знаем и в которой за счет стимулирующего воздействия иностранного капитала обеспечивался рост от 10% до 15%. Мир изменился, и мы должны к этому приспособиться. Показатели доходности больше не исчисляются в районе 10% или 15%, и составляют сегодня 3%, 4% или 5%.

Цулауф: Следует также иметь в виду, что Соединенные Штаты в этом году будут сильнее страдать от холодной прогрессии, чем другие государства. ВВП, вероятно, увеличится на 1,5% или на 2,0%. 70% из этого показателя будет обеспечено потребителями, реальные доходы которых увеличиваются в год всего на 1% и часть дохода, идущая на сбережение, больше не сокращается; на этом фоне трудно представить себе прогнозы на уровне 2,5% — 3,0%.

Коэн: Позитивно следует оценить ожидаемое увеличение инвестиций на 6% в 2020 году. Рынок недвижимости в Соединенных Штатах также заметно восстанавливается.

Габелли: Это, на самом деле, исключительно позитивные данные, но они не будут влиять на рост ВВП. Также позитивно следует оценить тот факт, что потребительские активы достигли рекордного уровня, а задолженность потребителей сокращается.

Цулауф: Однако благосостояние разделено очень неравномерно. И это также проблема.

Габелли: Совершенно верно, и люди, зарабатывающие в этом году 50 000 долларов, испытают шок, когда в этом квартале вступят в силу повышенные налоговые ставки. Однако этот шок вскоре вновь ослабеет.

Хики: Нет, этого не произойдет. Людям с каждой неделей, с каждым месяцем будет оставаться меньше денег, которые они смогут потратить.

Коэн: Месячные выплаты по долгам в сравнении с доходами находятся на самом низком уровне с 1990-х годов. Частично долги уже выплачены, и частично проценты стали ниже. Марио уже намекнул: баланс среднего потребителя значительно улучшился.

Хики: Тем не менее настроение среди американских потребителей резко ухудшилось к концу года. Рождественские расходы стали катастрофой. Продажи бытовой электроники, а также персональных компьютеров и сотовых телефонов сократились на 7%.

Также по теме: Мировую экономику тормозит жесткая политика

Габелли: Однако продажи домов увеличились, и то же самое можно сказать об автомобилях.

Хики: Американский рынок недвижимости растет после значительного падения; данные о продажах пока еще не производят сильного впечатления. Продажи автомобилей находятся на высоком уровне, так как прежде большое количество покупок было отложено.

Габелли: Все это полная ерунда!

Barron’s: Сегодня на самом деле здесь много говориться ерунды

Габелли: Автомобильные фирмы проводят активную рекламную кампанию, и это способствует увеличению спроса.

Роджерс: Эбби, давайте вернемся к вашим прогнозам относительно увеличения доходности. На мой взгляд, все мы согласны с тем, что 12-13% роста являются завышенными показателями. Вопрос в том, как в этом отношении смотрятся такие показатели как 5%, 6%, 7% или 8%? Если сюда прибавить доходы, полученные по дивидендам, а также сравнить оценку акций и кредитов, то тогда эти однозначные числа будут, наверное, достаточными. Я думаю, что именно этой темой я и буду заниматься в этом году. Работы будет предостаточно. Но мы еще ничего не говорили относительно тех денег, которые будут переведены из портфеля Билла Гросса на фондовый рынок.

Гросс: К сожалению, пока еще никакого перераспределения не произошло.

Роджерс: Пока не произошло, но это еще вполне возможно, и это будет способствовать тому, что доходность акций в текущем году будут расти – при условии, что настроение инвесторов окончательно не испортится. Что вполне может произойти, если споры относительно увеличения верхней границы долга в феврале закончатся фиаско. Существующая ситуация не обещает ничего хорошего, и февраль, судя по всему, будет самым плохим месяцем для акций в 2020 году. Однако взаимодействие приемлемых экономических показателей, разумной оценки и крупных дивидендов дает основание на то, чтобы ожидать хорошего развития от фондового рынка. В прошлом году рост дивидендов намного превосходил рост доходности, и накануне повышения налогов предприятия в конце года потратили некоторые средства на выплату специальных дивидендов.

Читайте также: Курс рубля падает вслед за биржевыми индексами

Роджерс: В этом году также будут проведены дополнительные выплаты. Стрелки для дальнейшего увеличения курса акций уже переведены. Вопрос в том, какова будет величина потенциальных доходов от ценных бумаг. Можно с уверенностью говорить о том, что в сравнении с ценными бумагами с твердым процентом акции в настоящее время являются привлекательными.

Barron’s: Оскар, что вы скажете по этому поводу?

Оскар Шафер (Oscar Schafer): Я не согласен, когда устанавливают связь между экономическим ростом, ростом ВВП и рынком акций. Если посмотреть с исторической перспективы, то можно проследить лишь незначительную корреляцию. Греческий фондовый рынок, например, показал в прошлом году 33% роста, но при этом экономическое положение в Греции катастрофическое. Что касается роста ВВП и доходности в Америке в 2020 году, то я настроен весьма оптимистично. С точки зрения чистой психологии можно отметить, что сегодня во время коктейлей никто не говорит об акциях, как все это делали десять лет назад. Сегодня темой разговоров являются облигации. В прошлом году инвесторы вложили около 248 миллиардов долларов в бондовые инвестиционные фонды и торгуемые на бирже фонды (Exchange Traded Funds), и они забрали 22 миллиарда долларов из фондов акций. Все крупные пенсионные фонды, спрятавшиеся за кредитами и рассчитывавшие без всякого риска положить в карман прибыль, могут испытать неприятные чувства при пробуждении. Я исключительно оптимистично настроен относительно акций. Еще один большой плюс состоит в оживлении потребления электроэнергии в Соединенных Штатах. К концу этого года Соединенные Штаты будут больше экспортировать энергоносителей, чем импортировать. Это будет иметь огромные последствия для платежного баланса в обрабатывающей отрасли, а также для экономического роста в Соединенных Штатах в целом.

Цулауф: Я признаю, что это преимущество, но даже в том случае, если Соединенные Штаты станут нетто-импортером: экономия составит всего два миллиарда долларов – при ежемесячном торговом дефиците в 40 миллиардов долларов.

Хики: Бум в американском нефтяном секторе продолжается уже шесть лет.

Габелли: И постоянно ускоряется.

Гросс: Гидроразрыв (fracking), в ходе которого нефть и газ выдавливаются из каменистых пород, а также рынок недвижимости являются двумя важными опорами американской конъюнктуры. Но смогут ли они ликвидировать последствия холодной прогрессии, а также структурных проблем, — это совершенно другой вопрос.

Габелли: Разве качество ВВП и прибыль предприятий существенно не растут, когда в государственном управлении происходят сокращения и создаются рабочие места в обрабатывающей промышленности?

Мерил Уитмер (Meril Witmer): Да, это верно.

Гросс: Не надо мне рассказывать о том, что Соединенные Штаты якобы создают сейчас большое количество рабочих мест в технологических производственных отраслях. Я не могу поверить в то, что вы говорите.

Габелли: В энергетическом секторе на Среднем Западе Соединенных Штатов принимается большое количество людей на работу, так как там должны быть построены установки для добычи и транспортировки нефти и природного газа.

Уитмер:
Да, в газовом и нефтехимическом секторе после открытия выгодных запасов природного газа и конденсата в Соединенных Штатах сейчас возникла огромная инвестиционная волна. Даже становятся заметными признаки инфляции заработной платы. В настоящее время там создается также огромное количество рабочих мест, которые, со своей стороны, приводят к образованию новых рабочих мест. Во многих местах строятся трубопроводы. Бум в области природного газа – это большое дело для Соединенных Штатов.

Цулауф: В Соединенных Штатах цены на электроэнергию в два раза ниже, чем во всем остальном индустриальном мире, и поэтому Америка является единственной страной, строящей энергетические и химические установки. Это является плюсом.

Хики: Но существует также проблема: мы не знаем, одобрит ли правительство все варианты транспортировки нефти. Это может ограничить варианты ожидаемого использования. Так, например, администрация Обамы поставила крест на строительстве трубопровода Keystone XL. Внутри страны существует огромное избыточное предложение, которое никуда нельзя транспортировать. Это объясняет также различие в цене на сырую нефть сорта Brend из Северного моря и техасским сортом West Texas Intermidiate, которая служит основой цены на нефть в Соединенных Штатах.

Уитмер: Промышленность находит другие средства и пути для того, чтобы преодолеть существующие ограничения.

Габелли
: Да, у производителей вагонов образовались целые горы заказов. Поэтому сланцевая нефть из района Bakken Shales будет транспортироваться по железной дороге.

Уитмер: И также на грузовых судах по рекам. Проблема с проектом Keystone состоит в том, что существует необходимость получения государственного разрешения.

Шафер: В 1990 году обрабатывающая промышленность производила около 15% ВВП. Эта доля в настоящий момент сократилась до 9%, но теперь вновь начинает двигаться в направлении 20%.

Коэн: Соединенные Штаты предоставили много денег для инвестиций в энергетический сектор. В этом состоит причина конкурентного преимущества Америки. Цена на природный газ составляет всего треть от цены на мировом рынке. В 2020 году в Соединенных Штатах было инвестировано в энергетическую промышленность 138 миллиардов долларов. Россия и Саудовская Аравия имеют примерно такие же показатели по добыче жидких энергоносителей, но Россия в 2020 году инвестировала всего 10 миллиардов долларов в энергетические проекты, а Саудовская Аравия только 5 миллиардов. Применение технологий, позволяющих сохранять затраты на электроэнергию на низком уровне, является в Соединенных Штатах долгосрочным проектом.

Barron’s: И что теперь, Брайан, вы по-прежнему верите в то, что доходность вырастет всего на 5%?

Роджерс: С 2009 года был достигнут впечатляющий рост доходности. Но наступает такой момент, когда становится очевидным следующее: нельзя что-то взять там, где ничего нет. Шансы на значительное увеличение прибыли американских предприятий представляются мне в этом году весьма сомнительными. Маржа уже находится на историческом максимуме, а спрос хотя и растет, но только медленно. И в глобальном масштабе я ожидаю позитивного роста доходности, хотя это и будет происходить медленно.

Уитмер: Затраты на сохранение здоровья также повышаются.

Роджерс: И потребительский спрос может пострадать от повышения налогов. Существует мало оснований для того, чтобы можно было сделать действительно позитивный прогноз относительно роста доходности. Но скажу еще раз: рост доходности в 5%, 6%, 7% и в исключительном случае даже 8% в сравнении с доходами на кредитном и денежном рынке представляется вполне достаточным. Решающие изменения будут происходить на рынке ценных бумаг с твердым процентом. На рынке высоких процентов в настоящее время использованы почти все шансы; фактические доходность уже пробила вниз уровень в 6%.

Шафер: Фактические доходы облигаций с высоким процентом вообще впервые находятся ниже показателей доходности по прибыли индекса S&P 500.

Роджерс: Обычно я уверенно настроен относительно будущего, однако в прошлом году курсы акций повысились более значительно, чем доходность. Самой большой загадкой 2020 года для меня является Европа. Ситуация в целом выглядела как безнадежный случай, но, в зависимости от конкретного рынка, курсы акций выросли в диапазоне от 10% до почти 30%. По-настоящему разочаровывающей была только ситуация в Испании. Греческий фондовый рынок развивался потрясающе – типичный пример готовности пойти на риск инвесторов в 2020 году.

Цулауф: Греческий рынок потерял до этого 90% своей стоимости.

Роджерс: Я это понимаю, но я смотрю на различные годы отдельно. В этом году, вероятно, мы будем особенно переживать по поводу верхней границы долга в Соединенных Штатах, и это будет главенствующей темой в течение всего года.

Уитмер: Возможно, все будет не так уж плохо. В последний раз мы слишком рано стали волноваться.

Роджерс: Президент Обама играет с руководством Палаты представителей в игру «ястребы и голуби». Очень сложно сказать, кто первым уступит; возможно, они будут проводить эту стратегию до последнего момента и, вероятно, через шесть месяцев после этого все уже будет забыто. Но сначала эта тема в течение многих месяцев будет поднимать огромное количество пыли и отравлять тем самым воздух на рынках.

Barron’s: Каковы ваши ожидания относительно инфляции? Все говорят об инфляции, но, если не считать цены на продукты питания, то каких-то особенных ее проявлений мы не видели.

Роджерс: Мы не рассматриваем инфляцию как угрозу в этом году. В целом мы исходим из повышения цен на 2,0% — 2,5%. Иногда во мне просыпается бывший студент факультета экономики и говорит: «Если все обращать в деньги и создавать столько ликвидности в системе, как это было в последние пять лет, то неизбежно возникает инфляционное давление». Такова классическая экономическая теория. Пока этого не произошло, но в какой-то момент это случится.

Хики: Пока Федрезерву удавалось удерживать инфляционные ожидания на низком уровне, и это на самом деле значительное достижение. Каждый раз, когда он запускает печатный станок, его представители говорят: «Мы полагаем, что мы не хотим печатать деньги». Они успешно это делали в течение многих лет в рамках четырех раундов количественного смягчения.

Роджерс: Да, риторика и выбор слов на самом деле вызывают восхищение. Так, например, в какой-то момент возникла дискуссия о том, не должен ли Федрезерв отказаться от покупки облигаций, так как безработица стала сокращаться в направлении 6,5%. А все поняли слова его представителей так, что безработица находится «на уровне 6,5%». Это было явно ошибочное толкование. Но ясно и то, что Федрезерв в будущем больше уже не сможет покупать такое количество ценных бумаг. В какой-то момент он должен будет убрать протянутую ранее руку помощи, и тогда американская экономика будет вынуждена вновь учиться действовать самостоятельно.

Хики: Да, она должна, но она не будет этого делать, прежде чем ее не заставят пройти через кризис.

Блэк (Black): В 2020 году мы рассчитываем на то, что рост доходности по индексу S&P составит примерно 5% или 104 доллара. На этой основе рынок выглядит дешевым. Взгляд на различные категории американских акций показывает, что крупные корпорации с высокой капитализацией (large caps) оказываются значительно более дешевыми, чем малые и средние предприятия (small and mid caps). Индекс Russel 2000 показывает превышение в 17,5 раза ожидаемого в 2020 году уровня доходности. Это не должно означать, что в сегменте малых и средних предприятий нет выгодных акций, но в целом можно говорить о том, что крупные предприятия систематически недооценены. Марио ожидает однозначного увеличения курса. В течение 21 года было всего пять бычьих периодов, когда общая доходность на рынке находилась в районе однозначных чисел.

Barron’s: Что вы хотите этим сказать?

Блэк: Рынок, который в течение года растет только на 3% -5%, является, скорее, необычным. Если динамика прибыли подходит и рынок представляется дешевым, то тогда растут и курсы. Единственной помехой, на мой взгляд, может стать предстоящая дискуссия относительно повышения лимитов долга. Между самой высокой точкой рынка, зафиксированной 7 июля 2020 года, и самой низкой, отмеченной 3 октября 2020 года, то есть в фазе последних столкновений по этому поводу, индекс S&P 500 потерял 18,8% своей стоимости. Таких упорных дебатов нельзя исключить и на этот раз. Если нужно достичь поставленных бюджетных целей, то увеличение расходов на социальные программы должно быть сокращено. 36% федеральных расходов составляют расходы на социальное страхование и медицинское страхование (Medicare), то есть это деньги, расходуемые на здравоохранение. Это те дыры, в которые утекают деньги. С помощью менее значительных сокращений в других правительственных программах больших результатов ожидать не следует, как не принесет значительных изменений и масштабное сокращение оборонного бюджета. Я являюсь демократом старой школы. К сожалению, президент Обама не смог продемонстрировать ясную линию. Главную роль при разработке его программы принадлежала Нэнси Пелоси (Nancy Pelosy), спикеру Палаты представителей, а также Гарри Рид (Harry Reid), лидеру демократического большинства в Сенате. Теперь настало время для того, чтобы Обама сам произнес такие слова: «Мы должны в любом случае сдержать увеличение социальных расходов — хорошо это или плохо». Государственный долг в настоящее время составляет 104,8 % ВВП; это самый высокий уровень с момента окончания Второй мировой войны, и долго так продолжаться не может. Если исходить из существующих бюджетных планов, то в системе социального страхования деньги закончатся в 2033 году, в медицинское страхование останется без средств уже в 2024 году. С другой стороны, если обе партии договорятся о разумном решение относительно сокращения социальных расходов, не будут доводить дело до крайности и не допустят, чтобы рейтинговые агентства могли вновь поставить под сомнение платежеспособность Соединенных Штатов, то тогда рынок может резко пойти вверх.

Хики: Почему вы думаете, что ситуация будет развиваться именно по такому варианту? Ведь Нэнси Пелоси уже сказала, что не будет никаких сокращений социальных расходов, направляемых на поддержку старости и борьбу с бедностью.

Блэк: Президент больше не будет участвовать в выборах. И он, вероятно, в последнее время понял, что страна следует курсом, который в долгосрочной перспективе нельзя будет сохранить.

Хики: Судя по всему, он должен был это понять в предыдущие четыре года. Но он ничего не сделал для того, чтобы попытаться изменить направление движения.

Блэк: В конечном итоге я рассчитываю на компромисс. Республиканцы будут продолжать упорствовать и не позволят повысить верхний уровень долга, пока демократы не будут готовы пойти на сокращение расходов.

Гросс: Если Соединенные Штаты будут продолжать дефицитную политику, то наша долговая квота в сравнении с ВВП в скором времени может оказаться на уровне некоторых южно-европейских государств. В таком случае прямыми последствиями могут стать ухудшение рейтингов и более высокие проценты.

Barron’s: Билл, что вы ожидаете в отношении развития инфляции?

Гросс: Как и полагали экономисты, и в 2020 году будут относительно безвредные уровни инфляции. Меня постоянно удивляли успокоительные эпитеты и придаточные предложения, использовавшиеся в данном случае. Если говорить конкретно, то мы рассчитываем на уровень инфляции в 2%. В настоящее время Федрезерв, а также другие Центральные банки совершенно безнаказанно печатают деньги, то есть их действия не вызывают инфляцию. Но это еще может произойти – например, после 2020 года. Вопрос также в том, с каким видом инфляции мы столкнемся, — с хорошей, то есть с инфляции заработной платы, ведущей к увеличению покупательной способности потребителей, или с плохой, с инфляцией сырьевых товаров. Мы опасаемся, что в будущем развитие, вероятно, пойдет по плохому варианту. Недавно представители Федрезерва заявили, что они могут прожить один или два года с целевой инфляцией 2,5%. Другими словами: все Центральные банки, включая Федрезерв, постоянно исходят из повышения показателей инфляции. Японский Центральный банк повысил целевой уровень инфляции с нуля до 2% и намерен быстро достичь этого результата. Почти все Центральные банки в мире пытаются добиться рефляции.

Также по теме: Почему до краха российской экономики далеко

Сенсация!   Брокер IronFX. Обзор Форекс брокера IronFX

Цулауф: Я думаю, что индекс потребительских цен уже в этом году вырастет больше, чем на 3%. В первой половине года цена на нефть увеличится на 10-20 долларов за баррель. Цены на продукты питания могут повыситься на 15-20%. Это нанесет чувствительный удар по потребителям.

Коэн: Почему цены на энергоносители должны так сильно вырасти?

Цулауф: В индустриальных странах прогнозы относительно спроса остаются стабильными и даже свидетельствуют о его сокращении. Но в других регионах спрос идет вверх. В Китае потребление электроэнергии будет увеличиваться даже в том случае, если экономический рост в этой стране составит всего 3% или 4%. Люди покупают автомобили, и это сказывается на цене на нефть. Почти все страны пытаются обесценить свою валюту. Мировая экономика растет недостаточно быстро для того, чтобы держать под контролем структурные проблемы, не говоря уже о том, чтобы их решить. Поэтому страны пытаются получить самый большой кусок пирога, для чего они обесценивают свою валюту. Американцы начали использовать подобного рода вредные вещи, и выбор в пользу решения проблем с помощью печатного станка сделал доллар слабой валютой.

Гросс: Мне все это представляется как повторение сценария 30-х годов 19 века, когда валюты обесценивались из соображений конкуренции, и тогда многие полагали, что в этом и состоит решение проблем. Но в конечном итоге оказалось, что они были неправы.

Цулауф: Все это приведет к конфронтации на национальном уровне. Это очень опасная игра. Японцы уже начали эту игру, а европейцы скоро к ним присоединятся. Тот факт, что доходность увеличивается примерно на 5%, не означает, что финансовая система уверенно стоит на ногах. На самом деле в любой момент следует ожидать шока, возможно, уже в этом году. Если попытаться взять ситуацию под контроль, то это нельзя сделать одновременно с сохранением высоких показателей экономического роста. Перспективы экономического роста становятся все более мрачными. Поэтому и падение курсов на бирже было бы вполне оправдано.

Шафер: Экономический рост и рынки акций – это взаимосвязанные вещи.

Блэк: Даже если в Вашингтоне придут к соглашению относительно сокращения расходов на два триллиона долларов, сэкономленные средства все равно нельзя будет сразу использовать. Рост ВВП может быть в этом году сокращен на 0,7% только за счет отмены решения о двухпроцентном понижении подоходного налога. Мы не хотим в краткосрочной перспективе загонять конъюнктуру в рецессию. Важно, чтобы на финансовых рынках возникло впечатление о том, что Соединенные Штаты принимают правильные шаги для долговременного решения существующих проблем. Если Вашингтон в очередной раз отложит это дело в долгий ящик, то сложившаяся ситуация не будет обещать ничего хорошего экономическому росту и фондовому рынку. Я сегодня уже слышал о том, что реально доступные доходы увеличиваются. В Соединенных Штатах этого не происходит, там они сокращаются. Потребители окажутся проигравшими, и если это произойдет, то и доля дохода, идущая на сбережение, также сократится. Предоставляемые долями кредиты вновь начали расти. В результате мало шансов в этом году на выздоровление, связанное с поведением потребителей.

Уитмер: Если безработица сократится, то может возникнуть позитивная динамика.

Габелли: Если рынок недвижимости восстановится, то увеличится и занятость.

Блэк: В результате американский фондовый рынок можно охарактеризовать как дешевый. Номинальные проценты низкие, и если в Вашингтоне верх одержат холодные головы, то я не удивлюсь, если рынок, включая вновь определенные дивиденды, увеличится на 10% -12%.

Роджерс: Я так не думаю, даже если Скотт (Scott) обещает огромное воздействие только за счет экономии расходов на медицинское страхование вместе с решением налоговых вопросов в связи с фискальным обрывом. Верно то, что рынок не нуждается в долгосрочных решениях. Ему нужно правильно выбранное направление. Может быть, на этот раз будет достигнуто согласие как раз перед тем, как дебаты относительно увеличения верхней границы долга закончатся фиаско. Но это может произойти в конце весны. В какой-то момент президент вынужден будет прекратить практику ограниченного управления и взять штурвал в свои руки. Возможно, он уже готов провести пару изменений.

Гросс: Мне хотелось бы сообщить некоторую информацию, которую я получил из разных источников, в том числе из Административно-бюджетного управления Белого дома, из надпартийного Бюджетного управления Конгресса, из Международного валютного фонда и Банка международных расчетов. Все эти четыре инстанции, рассчитывающие свои показатели на основе различных данных и информации, приходят к одному отрезвляющему выводу: если будет продолжаться бездействие по поводу сокращения измеряемого по отношению к ВВП уровня дефицита, то тогда Соединенные Штаты будут считаться во всем мире наихудшим преступником. С учетом предстоящих расходов на медицинское (Medicare, Medicaid) и социальное страхование они говорят о структурном дефиците, который ежегодно нужно сокращать на один триллион долларов, а не на один триллион долларов за десять лет. Эта страна находится в весьма затруднительном положении. И эти данные исходят не от меня и не от компании Pimco, а от правительственных учреждений и международных организаций. И, тем не менее, мы продолжаем прятать голову в песок.

Цулауф: У Швейцарии существует похожая проблема, хотя и не в таких масштабах. Примерно десять лет назад было введено ограничение на размер долга, которое не позволяет в определенный год больше тратить средств, чем это было сделано в предыдущем году. В Швейцарии это сработало, однако проведение в жизнь такого рода решения требует наличия сильной политической воли. Швейцария на протяжении десяти лет имеет сбалансированный бюджет; иногда даже возникает профицит.

Роджерс: Наша верхняя граница долга похожа на швейцарский сыр.

Гросс: С другой стороны, Швейцария пошла на огромный риск, привязав швейцарский франк к евро. И Швейцарцы не все делают правильно.

Цулауф: Швейцарский Национальный банк ведет опасную игру, и он это знает. Национальный банк не сможет защитить франк, если наступит еще один кризис евро, и рынок будет переполнен этой валютой. Следующим шагом могут стать меры по контролю за капиталом, которые будут препятствовать тому, чтобы иностранцы имели возможность неограниченно приобретать швейцарские франки.

Читайте также: Действие закона Мура в мире технологий

Хики: Мы живем в мире фантазий. Сегодня каждая высокоразвитая национальная экономика печатает деньги, и такого еще никогда не было.

Цулауф: 38 стран проводят политику нулевого или негативного процента. Такого я еще не видел.

Barron’s: Не является ли это следствием глобализации?

Цулауф: Нет, это следствие действий безответственных Центральных банков и безответственных политиков.

Хики: Япония печатает триллион долларов. Все выглядит отлично, и японский фондовый рынок растет. Однако в Японии не все в порядке, и эта страна скатывается в очередную рецессию. Курсы на американском фондовом рынке удвоились, когда Федрезерв начал печатать деньги.

Barron’s: Означает ли это, что вы делаете ставку на акции?

Хики: У меня большое количество акций, имеющих отношение к золоту. Я не продал никаких коротких позиций. Я не могу сказать, когда все это лопнет. ЕЦБ пообещал напечатать достаточное количество денег для того, чтобы затушить пожар, и вдруг показалось, что все европейские проблемы решены. Но на самом деле они не решены. Банк Англии проводит в настоящее время шестой раунд количественного смягчения, и Великобритания прямым курсом движется к рецессии. Печатаньем денег никаких проблем не решишь. Такого рода попытки постоянно предпринимались после 2000 года, и постоянно они оказывались безуспешными.

Barron’s: Послушайте, Фред, но ведь и золото в прошлом году не было хорошим вариантом для вложений.

Хики: У золота в прошлом дюжина великолепных лет, но оно не может постоянно расти в цене. Давайте посмотрим на последний крупный рынок золотых слитков. Тогда драгоценный желтый металл поднялся со 100 долларов за тройскую унцию в 1970 году до 800 долларов в 1980 году. Однако в 1975-1976 годах золото потеряло в цене 46%. Но все те, кто в тот момент из него вышел, пропустил лучшую часть ралли, то есть следующее повышение на 600%. В последние 12 лет у золота было пять фаз коррекции с потерей стоимости от 15% до 30%. В последний раз золото скорректировалось на 19%. Но эта кратковременная нижняя точка уже преодолена, и вновь продолжается движение вверх. Золото просто необходимо иметь в своем портфеле, так же как и недвижимость. У полупроводников в последнее время были слабые продажи, однако курсы акций пошли вверх. Это зависит от того, работают ли печатные станки или нет. Поэтому курсы акций и экономические показатели не находятся в причинно-следственной связи. Курсы акций в этом году могут и дальше повышаться. Стоимость всех активов в этом году может повыситься. Но имеет смысл также подстраховаться. Наступит такой момент, когда акции начнут приносить меньший доход, а инфляция будет увеличиваться. Это логический ход событий в процессе любой инфляции, вызванной проводимой финансовой политикой. Акции сохранят часть своей стоимости, но не всю. Владельцы акций во время Веймарской Республики вынуждены были смириться потерей стоимости, составившей с 90%. Тогда лучше всего было размещать свои средства в другие валюты или в золото. Но сегодня не существует полноценной альтернативы американскому доллару.

Гросс: Существует пара стран с позитивными и реальными процентами, с нормальными балансами и хорошими перспективами роста. Одна из них – Мексика, а другая – Бразилия, хотя там в настоящий момент и существуют проблемы. Мексиканский песо и бразильский реал не являются крупными валютами, однако обе эти страны в последние годы имели показатели экономического роста на уровне 3% — 5%, и у них значительно более здоровые балансы, чем у нас.

Хики: Центральные банки обеих этих стран, а также корейские, покупают в большом количестве золото. Они понимают, что валюты индустриальных стран впереди ожидают серьезные проблемы.

Уитмер:
Когда одна валюта теряет свою стоимость, не захотите ли вы приобрести великолепное предприятие на этом рынке? Рынок ослабевает на какое-то время, затем ситуация нормализуется, и это предприятие сохраняет в долгосрочной перспективе свою стоимость.

Цулауф: Ну да, если все идет по нисходящей, то вполне возможно появится требование о том, чтобы заставить с помощью налогов раскошелиться людей, сделавших умные инвестиции. И в таком случае плоды грамотных решений также пойдут коту под хвост.

Уитмер: Хотела бы высказать свое мнение: в настоящее время акции котируются примерно по своей внутренней стоимости. В этом году, судя по всему, никаких движений не будет – ни в одном, ни в другом направлении. Американская промышленность вполне нормально работает. Возможно, что американские граждане в начале года испытают шок, когда они увидят свою зарплату. Но они привыкнут к новым обстоятельствам, будут меньше откладывать и будут тратить имеющиеся у них деньги. Занятость вырастет. На Среднем Западе и в Техасе может также появиться инфляция заработной платы. Что касается акций, то их держатели будут получать дивиденды, и, вероятно, смогут рассчитывать дополнительно на 1% — 2% курсовой прибыли.

Barron’s: Звучит не очень впечатляюще.

Роджерс: А что будет с кредитами? Я не уверен, что отдельные инвесторы располагают информацией относительно опасности, связанной с десятилетними кредитами, и могут потерять 9% капитала, если проценты увеличатся на один процентный пункт.

Гросс: Cтоимость всех активов искусственно раздута. Искусство состоит в том, чтобы определить, какие из них в меньшей степени подвержены угрозе пузыря, чем другие, поскольку, как сказал Брайан, существует вероятность потери за один день всего годового дохода от облигаций в том случае, если будет увеличен процент. Курсы активов – акций, облигаций и других финансовых инструментов – столь точно отражают ситуацию на рынке, что даже незначительное изменение курса на дневной основе может свести на нет прибыль в годовом исчислении.

Шафер: Если мы уже заговорили о пузыре. Акции компании Sisco Systems в 2000 году котировались по цене в 100 раз превышающей ожидавшуюся в 2000 году доходность, и Sisco не платила никаких дивидендов. Сегодня акции компании Sisco в десять раз превышают ожидаемую доходность, то есть меньше, если еще вычесть запасы наличности и выплатить 3% в виде дивидендов. Доходность десятилетних государственных облигаций составляет 1,9%. Где же здесь пузырь?

Barron’s: Феликс, вы не хотели бы дать нам рекомендации относительно инвестиций на 2020 год?

Цулауф: Мы говорили о структурных проблемах в глобальной экономической и финансовой системе. Люди, принимающие политические решения, мечтали о возможности искоренить волатильность конъюнктурных циклов. Они пытались выверять относительно друг друга конкретные условия — и привели наc в запутанную ситуацию. Люди думают, что рыночные риски невелики, так как данные о волатильности свидетельствуют о незначительных колебаниях. В марте 2009 года реально ощущавшиеся риски были высоки, и, тем не менее, рыночные риски находились на низком уровне. Сегодня ситуация как раз обратная, и это несоответствие может продолжаться и дальше. Но мы должны отдавать себе отчет в том, что мы действуем в чрезвычайно опасной среде.

Barron’s: Сегодня мы это слишком хорошо осознаем.

Цулауф: В октябре я дал две рекомендации. Одна состояла в том, чтобы покупать доллары за японские иены. В то время обменный курс составлял 79 иен за доллар. Сегодня доллар продается за 90 иен. А через два года курс может вырасти до 120 иен. Японское правительство находится в сложном положении; государственный долг составляет 230% ВВП. Экономика находится в состоянии рецессии. Дефицит бюджета превышает 8% ВВП и может в этом, а также в следующем году превысить 10%. Имелась возможность без особого труда финансировать большой дефицит, пока Япония имела профицит баланса по текущим операциям, а также располагала большим объемом внутренних вкладов. Но в последние годы внешнеторговый баланс Японии ухудшился, и окончание этого тренда пока не просматривается. Традиционно японские институты приобретают на регулярной основе японские государственные облигации – так называемые японские правительственные бонды (JGB). Примером является находящийся в собственности государства банк Japan Post Bank, располагающий японскими сберегательными вкладами на сумму свыше 2 триллионов долларов. Так же как пенсионные фонды и страховые компании, этот банк является важным покупателем правительственных бондов. Но недавно эти финансовые институты объявили о том, что по причине недостаточных ресурсов они не смогут продолжать закупки облигаций в обычных количествах. И теперь наступил такой момент, когда Банк Японии должен закрыть собой образовавшуюся брешь и закупить большой объем государственных бондов на только что напечатанные иены. Другими словами, предложение иены существенным образом повысится. Инфляция в стране вырастет с отметки немного ниже нуля до 2%, и иена станет более слабой валютой. Поскольку иена вслед за швейцарским франком очень долго считалась одной из самых сильных валют в мире, для Японии происходящие изменения имеют решающее значение.

Также по теме: Положение немецкой экономики лучшее настроения

Barron’s: Здесь определенно просматривается тенденция.

Цулауф: Крупные японские страхователи жизни представляют собой похожие на пенсионные фонды корпорации, находящиеся на службе японского государства. Они инвестируют большие средства за границей и из-за сильной иены они застраховали свои валютные сделки в японской валюте. Что произойдет, если они вынуждены будут расторгнуть 10% имеющихся у них страховых сделок? В таком случае четыре крупнейших страхователя будут вынуждены приобрести доллары на сумму 25 миллиардов и для этого продать иены. Многочисленные пенсионные фонды и промышленные предприятия находятся в схожей ситуации. Масштаб потенциальных покупок доллара является просто гигантским. Конечно, при таком сценарии доходность японских облигаций повысится. Это следующая проблема, поскольку японские банки владеют японскими правительственными бондами на сумму в 900% от их капитала первого класса. Для того, чтобы не допустить повышения доходности правительственных бондов, японский Центральный банк должен купить дополнительное количество облигаций и, следовательно, напечатать дополнительное количество иен. Некоторое время они смогут удерживать ситуацию под контролем, но в какой-то момент система перестанет работать. Курс доллар-иена может слегка скорректироваться и вернуться в район 86 иен за евро. Я бы воспользовался этой коррекцией для покупки.

Гросс: Критический вопрос для всех Центральных банков состоит в том, могут ли они обеспечить реальный экономический рост и одновременно решить проблему с долгами? Япония решилась пойти на значительную девальвацию, и намерена таким образом за счет других государств получить стартовое преимущество в отношении будущего экономического роста. Получится ли это у японцев?

Цулауф: Частично в течение пары лет они будут иметь успех. Однако могут ли они довести курс доллар-иена до 160 иен для того, чтобы достичь еще большего результата? Судя по всему, подобный вариант представляется нереалистичным.

Barron’s: Получают ли японские акции выгоду от низкого курса иены?

Цулауф: Если иена будет слабеть, чего я и ожидаю, то мне будет жаль немецких экспортеров автомобилей, станков и других подобного рода товаров, также мне будет жаль и южнокорейских автопроизводителей. Но для японских акций это будет позитивным моментом. Я не хочу этим сказать, что японская промышленность таким образом выздоравливает, но агрессивная и направленная на повышение конъюнктуры экономическая политика дает импульс фондовому рынку. Японский рынок акций является самым дешевым в мире, и в течение многих лет он разочаровывал инвесторов. Рыночные показатели коэффициента цена/прибыль в 20 раз превышают доходность, однако сам рынок не является важным масштабом, поскольку доходность столь низка. Значительным показателем является соотношение цена/балансовая стоимость. Тем не менее 70% всех японских акций торгуются по балансовой стоимости. Есть еще показатель цена/объем продаж. В настоящее время он находится на отметке 0,5, а в Соединенных Штатах, для сравнения, он равен 1,5. Изменения достигаются прежде всего с помощью фискальных мер, а также действий, предпринимаемых в области финансовой политики.

Читайте также: Как после финансового кризиса выглядят Россия, Центральная и Восточная Европа

Гросс: Может ли японское правительство достичь номинального роста ВВП? Есть ли у него смелость и пути для того, чтобы начать проводить позитивную политику в области прибыли, которая, к тому же, обеспечивает динамику прибыли в предпринимательском секторе?

Цулауф: Номинально рост ВВП в Японии стагнирует уже в течение 20 лет. Цена роста – увеличение долга. Биржевая капитализация японских акций за последние 22 года упала на 75%, а капитализация рынка облигаций, напротив, выросла в четыре раза. Теперь предстоит провести масштабное перераспределение активов из облигаций в акции. Я был бы удивлен, если японский рынок акций в следующие два года не вырастет на 50%. Рынки акций стран с развивающейся экономикой будут в первой половине года ощущать попутный ветер. Доллар из-за предпринимаемых американский Центральным банком мер будет ослабевать. Однако страны с развивающейся экономикой не хотят иметь более сильную валюту, они стремятся иметь больше торговли и роста. Поэтому они будут пытаться противопоставить предпринимаемым Федрезервом мерам свои собственные стимулирующие действия в области финансовой политики. Нельзя с уверенностью говорить о том, что они тем самым смогут оказать позитивную влияние на развитие конъюнктуры, однако фондовые рынки в любом случае получат выгоду в первой половине года. Я стал бы инвестировать средства в Бразилии, так как эта страна является производителем сырьевых товаров, и оцениваемое в долларах сырье окажется в выигрышном положении. Я также стал бы инвестировать в Китае, как я уже говорил в октябре. Китайский рынок не является абсолютно надежным, но он уже разочаровал и теперь может немного дольше расти. В настоящее время китайский рынок акций котируется на уровне 2001 года. Рынки стран с развивающейся экономикой в целом добились лучших результатов, чем Соединенные Штаты. Я делаю все эти рекомендации на фоне существующей в настоящее время ситуации и оставляю за собой право изменить их уже во время следующего заседания круглого стола в июне 2020 года.

Barron’s: Такое право вам гарантировано.

Блэк: Феликс, правительство Бразилии проводит социалистическую политику, которая наносит ущерб экономическому росту. Почему вы так уверены в отношении Бразилии?

Цулауф: Это и есть причина, по которой я рекомендую эту страну только как торговую позицию, а не как место для инвестиций.

Barron’s: Цены на нефть могут вырасти. Что вы думаете о России?

Цулауф: Россию причисляют к группе стран с развивающейся экономикой. Она получает выгоду при повышении цен на нефть. По моему мнению, цена на нефть в долларовом выражении будет увеличиваться в первой половине этого года, а затем упадет, так как мировая экономика не будет развиваться так сильно, как на то надеются оптимисты. В настоящее время приводятся позитивные данные из Китая для того, чтобы оправдать существующий оптимизм, но я не могу разделить подобного рода надежд. Я также не очень доверяю России по политическим причинам. Российский президент Владимир Путин упустил свой шанс. Он мог бы сделать свою страну более демократической и создать рыночные структуры. Но он пошел в противоположном направлении и поддержал олигархов. Это плохо для России, а демографическая ситуация в стране катастрофическая. Мы живем в мире станков, печатающих деньги. В новейшей истории мы еще не видели ничего подобного. Люди пытаются все больше обезопасить себя от подобного рода финансово-политических мистификаций. Это ускоряет обесценивание бумажных валют во всем мире. Поэтому я вновь рекомендую золото, так как золото имеет сильные фундаментальные данные. Летом 2020 года динамика из-за некоторых технических индикаторов настроений временно пошла вниз, однако в настоящее время мы находимся в конце циклической коррекции, и цена на золото уже в ближайшее время значительно вырастет. Как только золото пробьет отметку 1800 долларов, оно уже начнет неудержимо прорываться в нижний, а также в средний уровень показателя в 2000 долларов.

Barron’s: Билл, что вам нравится в этом году?

Гросс: Мы в компании Pimco не считаем 2020 медвежьим годом, и это относится как к акциям, так и к облигациям. Акции будут развиваться лучше, чем облигации, однако ни одна из этих категорий не принесет большего дохода, чем в прошлом году. Мы ожидаем доходность акций в районе 5% и порядка 3% у бондов. В настоящее время мы находимся в «новой нормальной» конъюнктуре, которая уже не растет в год на 2% — 4%, к чему привыкли инвесторы в прошлом. Частично сокращение доходности объясняется искусственным вторжением Центральных банков при определении цены государственных ценных бумаг. Они покупают облигации для того, чтобы держать проценты на низком уровне. Как долго еще смогут Центральные банки продолжать покупать бонды?

Barron’s: Мы также хотели бы это знать.

Гросс: В одном пункте наши позиции, судя по всему, довольно близки. Если Федрезерв закончит проводить свою политику количественного смягчения и позволит вырасти процентам, то тогда восстанавливаемость финансовых показателей окажется в опасности. Этот вопрос можно сформулировать иначе: Как долго Центральные банки будут выступать как покупатели первой и последней инстанции? Представители Федрезерва уже намекнули, что покупки будут продолжаться до тех пор, пока конъюнктура не нормализуется. Это может быть недостижимой целью; вероятно, Федрезерв, а также другие Центральные банки в течение многих лет будут продолжать предпринимать меры для поддержания курса и сокращения доходности. В настоящее время Федрезерв покупает 80% американских правительственных облигаций. Это нужно себе еще раз наглядно представить: eсли Министерство финансов Соединенных Штатов выпускает денег на триллион или более долларов, то большая часть этих средств в конечном итоге оказывается в хранилище Федрезерва. Министерство финансов продает облигации банкам, а также специализирующимся на государственных ценных бумагах первичным брокерам, которые затем по более высокой цене продают их Федрезерву. Такова финансовая система, которая существенным образом отличается от давно известной рыночной капиталистической системы. И за нее будут держаться, пока инфляция не превысит установленный Центральным банком верхний предел целевого коридора в 2,5% или до тех пор, пока с помощью какого-нибудь чуда не начнется реальный экономический рост.

Barron’s: Что в таких условиях лучше всего делать инвестору?

Гросс: В любом случае инвестор при этой минимальной доходности должен спросить, имеют ли смысл эти инвестиции при таких рисках, поскольку все еще существует возможность того, что Центральный банк неверно оценил ситуацию. Пятилетние американские правительственные облигации приносят в настоящее время доход в 78 базисных пунктов (один базисный пункт равняется сотой части процентного пункта), и в этом году их доходность составит 78 базисных пунктов. Десятилетние американские государственные облигации имеют доходность 1,9% , и в этом году их доходность будет находиться примерно на этом же уровне. Инвестиции при такой доходности только тогда имеют смысл, когда мы исходим из того, что Федерезерв и другие Центральные банки через год не изменят свою политику. Первоклассные инвестиции в предприятия при наличии хорошего управляющего способны приносить от 3% до 4% прибыли, однако больше сока из этого апельсина уже нельзя выжать. И как уже отметил Феликс: помилуй нас Господь, если Центральные банки вновь отключат станки для печатания денег.

Barron’s: Возникает ли у рискованных облигаций с высоким процентом пузырь?

Гросс: Определенный риск возникновения пузыря существует в принципе у облигаций. Однако когда конъюнктура в среднем растет примерно на 2%, мир не развалится из-за рынков высокого риска, так как потерь будет не очень много.

Хики: Созданию пузыря, как правило, предшествует эйфория, а сейчас нам это совершенно не грозит. Люди должны покупать облигации для получения дохода, если им это нужно. Все сводится к одному и тому же, однако никакого восторга не возникает.

Цулауф: Правительственные облигации в настоящее время неверно оценены, как это уже объяснил Билл. Поэтому и все остальные показатели доходности также неверно оценены. В настоящее время огромное количество денег приходит в инвестиционные фонды, работающие с развивающимися рынками. Рынки стран с развивающейся экономикой имеют лучшие фундаментальные показатели, чем рынки индустриальных стран, но если какой-то рынок переполнен деньгами, то осуществляется неправильное перераспределение, и в результате возникают проблемы.

Гросс: Большинству людей не ясно, что доходность падает, если курсы растут и курсы падают, когда доходность повышается.

Уитмер: Вы действительно считаете, что люди этого не поняли?

Гросс: Да, этот аспект рынка облигаций многим сложно понять.

Barron’s: Некоторые пузыри более заметны, чем другие.

Гросс: Начиная с определенного пункта, пузыри на рынке облигаций также легко заметить. Недавно доходность годовых и двухлетних немецких и швейцарских облигаций ушла в негативную область, так как инвесторы рассматривали эти бумаги как надежную гавань. И американские правительственные облигации приближаются к негативной доходности. В этом отношении более надежно зашить деньги в свой матрас, чем вложить их в облигации.

Цулауф: Многие люди совершенно не знают о том, что мы в сфере облигаций имели сказочный бычий рынок. Многочисленные институциональные инвесторы также пропустили большую часть этого периода, и произошло это просто потому, что они на определенном уровне выходили из этих бумаг. Как можно узнать, что доходность может так низко опуститься, как это произошло недавно? Когда доходность десятилетних облигаций в Швейцарии опустилась до 3,5%, пенсионные фонды полностью прекратили покупку этих бондов. Затем доходность в течение многих лет сокращалась до 50 базисных пунктов. Я не выходил из этих бумаг, но прошлым летом продал все свои облигации.

Гросс: Если сказать яснее: уровень процента у облигаций в настоящее время носит искусственный характер, и, если исключить долгосрочные облигации, то я не вижу вообще никаких элементов, которые могли бы привести к образованию пузыря. Причина: Центральные банки покупают большую часть облигаций, и потоки наличности – если они реинвестируются, как это происходит в большинстве случаев, — перекрывают предложение облигаций. Узкое место спроса и предложения при проценте почти равном нулю практически невозможно себе представить. И, тем не менее, мы уже приблизились к этому пункту.

Цулауф: И эта игра в пирамиду продолжится, пока инфляция не подведет под этим черту.

Гросс: Правильно. Именно это мотивирует инвесторов в периферийных секторах к выходу из бумаг. Они продают долгосрочные облигации, но сохраняют пятилетние американские ценные бумаги. Пузыри лопаются, когда людям становится ясно, что они не получают никакого дохода, или они делают вывод: что-то здесь не так. Это вопрос настроения.

Хики: Да, психология играет большую роль. Никто не может назвать конкретный повод разрыва пузыря dot.com в марте 2000 года. Просто тогда поменялось настроение, почти за один день. Так это и происходит, и в один прекрасный день – никто не знает ни этого дня, ни года – настроение меняется. Инвестирование в облигации сегодня можно сравнить с русской рулеткой. В какой-то момент ты все равно получишь пулю. И это может произойти быстрее, чем мы думаем.

Гросс: Однако общественность выступает в роли часового.

Barron’s: Нет никаких часовых, они все уже ушли.

Гросс: Главными владельцы облигаций являются государства и Центральные банки, обладающие избыточными резервами. Возможно, китайские или японские власти, владеющие огромным количеством американских государственных облигаций, пытаются таким образом обезопасить себя от инфляции, или от доллара, или от американской фискальной и финансовой политики. Как держатели облигаций мама и папа, а также банк Goldman Sachs и компания Pimco должны иметь определенное влияние; но в действительности они зависят при любых обстоятельствах от крупных продавцов. Большой риск состоит в том, что китайцы неожиданно могут поменять свое решение и предпочесть что-то другое. В настоящее время инвесторы имеют выбор между искусственно оцененными государственными облигациями и реальными ценностями в виде нефти, золота или, если пытаться избежать любых рисков, наличных денег. Определенный риск для финансовых рынков представляет слабая готовность инвесторов вкладывать средства в реальные ценности или прятать их в матрасы. Если говорить коротко: моя первая рекомендация – депозитарные расписки золотые акции S&P (SPDR Gold Shares), или депозитарные расписки S&P Gold Trust, это торгуемый на бирже фонд из семейства депозитарных расписок банка S&P. У них есть своя цена, но они еще предоставляют инвесторам простую возможность получить реальные ценности. Цена на золото зависит от многих факторов, два из которых – это реальные (очищенные от инфляции) проценты и инфляционные ожидания. Цена на золото будет, судя по всему, оставаться на нынешнем уровне, пока реальные проценты не упадут или пока инфляционные ожидания не увеличатся с сегодняшних 2,5% до 3,0% или выше. Это приведет в движение цену на золото. Торгуемые на бирже фонды – хорошая гарантия. Они ничего не сбрасывают, тогда как в настоящее время многие кое-что сбрасывают.

Цулауф: Это вполне вероятный результат, если глава ведущего облигационного фонда приводит золото в качестве первой рекомендации.

Гросс: Центральные банки во всем мире пытаются улучшить конъюнктуру в своих странах. Если у них это получается, то золото становится хорошей гарантией против инфляции, тогда как облигации, по крайней мере долгосрочные, таких гарантий не имеют.

Barron’s: Давайте вернемся к вашим рекомендациям относительно возможных вложений.

Хики: Я рекомендую золото, что я делаю это уже много лет и будут продолжать это делать до тех пор, пока его цена не устремится резко вверх – однако никаких признаков этого пока не наблюдается. Я нахожу золото привлекательным, поскольку настроение такое негативное. Курс золота в любое время может вырасти. Индекс Hulbert Newsletter Sentiment Index продемонстрировал на прошлой неделе очень негативные показатели, и это говорит о том, что составители статей в этом индексе рекомендуют инвесторам получить короткие позиции. Если это произойдет, то золото, как всегда в таких случаях, будет подниматься вверх. Ежедневный индекс настроений для золота находится на самой нижней точке за последние 12 лет. Крупные спекулятивные инвесторы за последние месяцы почти удвоили количество своих коротких позиций. Продажа американской монеты «золотой орел» находится на самой низкой точке за последние пять лет. Однако ситуация для золота не может быть лучше. Крупные Центральные банки печатают огромное количество денег, как мы сегодня уже отмечали. Реальные процентные ставки являются негативными. Все это наилучшие предпосылки для ралли с участием золота. Феликс, как он сказал, может себе представить, что цена на золото поднимется до 1800 долларов за тройскую унцию. Я с этим согласен. И когда цена на золото пробьет этот уровень, она неизбежно затем увеличится до 2000 долларов и больше. Пока количественное смягчение Центральных банков будет неограниченно продолжаться, у золота не будет верхней границы. Это означает, что оно может стоить и 5 000 или даже 10 000 долларов. Я рекомендую золото, золотые монеты или золотые слитки. Каждый должен обладать определенным количеством физического золота, и по крайней мере в Соединенных Штатах почти ни у кого нет золота.

Barron’s: А как обстоят дела с акциями золотодобывающих компаний?

Хики: Существуют две золотодобывающие компании средней величины, которые мне нравятся. После ежегодного среднего увеличения на 15%, золото в прошлом году выросло на 7%. Акции золотодобывающих компаний в 2020 году понизились на 16%, а в 2020 – на 10%. После повышения котировок в 2020 году небольшие операторы золотых рудников потеряли 50% в цене. Этот медвежий рынок имеет свои причины. Во-первых, сложно найти золото, и добываемый драгоценный металл обладает низким качеством. Операторам золотых рудников может грозить национализация или повышение стоимости лицензий или налогов. В Южной Африке, где добывается золото, существуют еще и проблемы с трудовым правом. Поэтому от Южной Африки, России и от таких стран как Венесуэла лучше держаться в стороне. Соединенные Штаты, Канада, Мексика и Чили по-прежнему надежны; в этих странах не существует опасности национализации или введения чрезмерных налогов на прибыль.

Barron’s: Есть ли у вас другие рекомендации?

Хики: Важным для американских инвесторов является диверсификация и работа в областях за пределами государств, имеющих большие задолженности и зависящих от работы печатного станка. В государственные облигации государств с развивающейся экономикой уже было вложено немело денег. Следует рассматривать акции и этих государств. Вьетнам долгое время был медвежьим государством, как и Китай, но сейчас кажется, что он уже миновал эту фазу. Во Вьетнаме происходит рост экономики после того, как в 1989 году там начали активно заниматься проведением политических и экономических реформ. В это время экономика этой страны росла ежегодно в среднем на 8%, то есть высокими темпами. Но и инфляция достигала 23%. Центральный банк Вьетнама шесть раз повышал процент для того, чтобы ограничить выдачу кредитов. Правительство объявило о реформах и намерено теперь приватизировать государственные предприятия. Все это является основанием для того, чтобы инвесторы все более оптимистично смотрели на Вьетнам. Средний возраст населения страны составляет 28 лет. Промышленные концерны переводят свои предприятия из Китая во Вьетнам, так как там рабочие моложе, а заработная плата ниже. Компания Samsung уже производит 40% своих мобильных телефонов во Вьетнаме. Вьетнамская промышленность способна ежегодно расти на 5% — 8%. Феликс говорил о Китае как о хорошем варианте для инвестиций. Вьетнам в этом отношении, возможно, даже лучше, однако и там существуют большие риски.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Независимое аналитическое обозрение

Чем, на ваш взгляд, увенчается политика санкций Запада в отношении России?

14.04.2008 Страны победители и жертвы грядущего мирового кризиса или миттельшпиль глобализации

«Глобализация является амбивалентным процессом,
который необратим. Особенно малые и слабые
государства отказываются от своей национальной
автаркии, ища выход на мировой рынок»
(Ульрих Бек)

«Жертвами глобального финансового кризиса могут
стать не только корпорации, но и целые страны»
(П.Сморщков)

Что общего между текущим мировым кризисом и Великой депрессией 30-х годов ХХ века? Сравнение между двумя данными кризисами в начале 2008 вполне естественно. И аналитики многих стран мира находят много общего в, казалось бы, несопоставимых явлениях.

Чем отличается текущий мировой кризис от Великой депрессии 30-х годов ХХ века? Широкий круг интеллектуалов сходится в одном: главное отличие заключается в феномене глобализации.

Глобализация – путь в новые «темные времена»?

Немецкий интеллектуал М.Либиг фиксирует: «В качестве другого критерия различия между Великой депрессией и сегодняшним кризисом применяют все еще модное понятие «глобализация». В соответствии с наиболее распространенной концепцией «глобализации», беспрецедентное взаимопроникновение финансовых и хозяйственных рынков должно непременно привести к распространению финансового кризиса из США по всему миру. Из представления о том, что американская экономика якобы является мотором, движущим всю глобализованную систему, напрашивается вывод о том, что если кризис в США не удастся преодолеть в самое ближайшее время, то он поразит весь мир через финансовые, информационные, психологические и торговые связи». Либиг отмечает: «В самом деле, если в конце 1920-х – начале 1930-х годов, по свидетельству американского историка Чарльза Киндлбергера, хозяйственный и финансовый кризис в США и Германии не мог не оказать влияние на весь остальной мир, то как же удастся предотвратить всеобщий коллапс сегодня? Не только пророки краха, но и вполне «мэйнстримные» теоретики глобализма убеждают нас в том, что если общими усилиями не удастся преодолеть американский кризис, то вся планета будет обречена. Впрочем, оптимизма в этом отношении в последние месяцы поубавилось и среди самых твердых апологетов американской модели».

Сенсация!   Бинарные опционы Олимп Трейд, отзывы о брокере Olymp Trade

Наиболее известный в мире алармист Л.Ларуш убежден: «Вся планета сжата в тисках динамического общего кризиса, кризиса, разрушающего всю структуру мировой финансовой системы. Если коротко: нет ни одной страны, народному хозяйству которой бы в равной степени не угрожала надвигающаяся крупнейшая катастрофа со времен «темного» Х IV века европейской истории. Если рухнет одна из крупнейших мировых экономик, за ней последуют все остальные». Ларуш прогнозирует: «Самая очевидная причина потери способности к интеллектуальному осмыслению ситуации большинством правительств мира состоит в отношении к современным кризисным явлениям с точки зрения старых экономических, а также социально-политических и культурных догм, что характерно практически для всех современных правительств на всех континентах. Если укоренившиеся ошибочные подходы не изменятся хотя бы у некоторых правительств ведущих стран мира, планета обречена на новые темные века, и произойдет это очень скоро, и затронет все уголки планеты».

Глобализация и новые риски для государств

Интеллектуалы различных стран мира убеждены в том, что глобализация несет с собой и новые риски, и нестабильность. Р.Шиллер убежден, что “Глобализация неизбежно влечет за собой рост нестабильности, а поэтому важно напрячь воображение и поразмыслить как о рисках, так и о возможностях, которые несет нам глобализация”. Х.Селдон считает, что «Современный перманентный системный кризис мирового хозяйствования свидетельствует о жестокой и бескомпромиссной борьбе глобализации и антиглобализма: геоэкономического единства против геокультурного разнообразия». К.Дервиш, администратор Программ развития ООН, призывает к управлению глобализацией: “Растущая взаимозависимость между странами и те вызовы, которые несет с собой этот процесс, ставят перед нами вопрос об организации более эффективного управления глобализацией – управления, которое будет отличаться новыми уровнями сотрудничества между субъектами общественного и частного секторов, между государствами и глобальными рынками”.

У.Бек, посвятивший глобализации множество работ, считает, что существуют «два идеальных типа транснациональной межгосударственной кооперации — государства охранительного типа и глобально-открытые государства, которые снижают уровень национальной автономии, чтобы в условиях глобального общества риска обновить и расширить свой национальный суверенитет». Какие государства станут победителями, а какие жертвами грядущего мирового кризиса в новых условиях, вызванных глобализацией? Ответа на данный вопрос пока нет.

Классификация государств в преддверие грядущего мирового кризиса

В начале апреля 2008 года глава МВФ Доминик Строс-Кан в интервью Financial Times заявил, что для разрешения кредитного кризиса необходимо вмешательство правительств на глобальном уровне, иначе кризис серьезно повлияет на рост мировой экономики. Государственное вмешательство, будь то на рынке ценных бумаг, рынке жилья или в банковском секторе должно стать, по мнению главы МВФ, “третьей линией обороны” денежной и финансовой политики. Строс-Кан, категорически отверг идею, что кредитный кризис является в основном проблемой США: «Этот кризис глобален, а так называемая теория развязки просто вводит в заблуждение” . По мнению главы МВФ, кризис затронет и развивающиеся страны, такие как Китай и Индия. Так какие страны пострадают в большей степени от грядущего мирового кризиса?

Для того чтобы ответить на вопрос — «какая из более чем двухсот стран мира станет жертвой разрушительного мирового кризиса, а какая страна попадет в ранг победителей?» — необходимо классифицировать все страны по критериям готовности к грядущему катаклизму. Необходимо отбросить политико-субъективный подход, который заключается в том, что ряд стран, такие как США, Китай, Израиль, Иран, Саудовская Аравия, Россия и Великобритания, относят к странам-источникам глобальной нестабильности. В мире достаточно интеллектуалов, которые относят одну из выше перечисленных стран в разряд «угроза человечества», при этом особо не утруждая себя доказательной базой. Любой желающий может найти в сети Интернет массу публикаций как об опасности для мирового сообщества России, так и об опасности Китая, США, Израиля и Ирана. Причем, реестр стран–угроз не ограничивается данным списком.

Анализ тысяч статей, посвященных теме мирового кризиса, позволяет выстроить следующую условную классификацию стран мира:

· Страны – «спусковые крючки» мирового кризиса

· Страны – «заговорщики» или «детонаторы»

· Страны «ложного величия»

· Страны — «назначенные жертвой»

Условность классификации проявляется в том, что характеристики стран – это в значительной степени характеристики элит данных стран.

Страны «прагматики» – это страны, лидеры которых четко осознают ограниченность собственного внешнеполитического влияния, а главное, вверенного им государства. Лидеры большинства стран мира – прагматики, не готовые к резкому изменению глобальных правил игры. Более того, критическое число стран мира вписаны во вполне определенные межгосударственные союзы. И это является формой защиты в период стабильности. Но в ходе глубокого кризиса многие из стран — «прагматиков» могут попасть в список «назначенные жертвой».

Страны «ложного величия» – это страны, лидеры которых не осознают глубины грядущего мирового кризиса. Более того, лидеры данных стран качественно преувеличивают влияние своих стран, как минимум, на ближайшие государства, как максимум, на человечество в целом. К числу стран «ложного величия», скорее всего, можно отнести Иран, Казахстан, Россию, Либерию и еще ряд стран, рядящихся в тогу региональных сверхдержав. Высока вероятность того, что данные страны, при неблагоприятном стечении обстоятельств, попадут, а может уже попали в список «назначенные жертвой».

Страны «назначенные жертвой» и страны «заговорщики» – это из области конспирологии. Но необходимо признать, что в ходе кризиса, начавшегося в августе 2007 года, все большее число конспирологических версий обсуждается экспертным сообществом. К странам, которые могут стать «спусковым крючком» мирового кризиса, чаще всего эксперты относят США.

США в статусе «спусковой крючок»

Наиболее известный российский алармист М.Хазин убежден: «США не в состоянии одновременно и нести ответственность за всю мировую финансовую систему, и бороться с собственным экономическим кризисом. В этой ситуации администрация США оказывается перед дилеммой: либо поддерживать доллар как единую меру стоимости и расчетную единицу всей планеты и тем самым губить американскую экономику, либо, наплевав на мировую финансовую систему, спасать Соединенные Штаты. Демократы и во времена Клинтона, и теперь склонны к первому варианту (что естественно, поскольку их главный спонсор — финансовые воротилы Уолл-стрит), республиканцы — ко второму». Экономист М.Цветова также считает: «В этот раз финансовый цунами сформировался на американском континенте. В США число потенциальных заемщиков-банкротов к концу этого лета выросло до критического уровня. Это факт обеспокоил аналитиков и они начали бить во все колокола, ведь на ипотеке в самой развитой экономике мира построена огромная финансовая пирамида. Для того, чтобы выдавать больше жилищных кредитов, банки выпускают ипотечные облигации и успешно размещали их на рынке. Одновременно инвестбанки и хедж-фонды (как правило на заемные средства) в последние годы активно наращивали в своих портфелях долю деривативов — сложных производных ипотечного (и фондового) рынка, рассчитанных на будущие доходы от ипотеки».

П.Лукша, анализируя возможные негативные последствия для мировой экономики, отмечает следующее: «Худший сценарий — коллапс мировой финансовой системы. Дефолт на рынках ипотеки может спровоцировать сброс и других американских долговых инструментов, в том числе облигаций госзайма. (Кстати, хороший фон здесь создает нынешняя угроза китайского правительства «обналичить» имеющиеся у них долговые обязательства — китайцам принадлежит около трети внешнего госдолга США.) В этом случае правительство, чтобы расплатиться по долгам, может включить печатный станок и спровоцировать гиперинфляцию. Как следствие — на валютных рынках наступает хаос, и глобальная финансовая система, активно использующая доллар в качестве одной из резервных валют, разрушается. Хотя подобный вариант давно обсуждается, но большая часть инвесторов в него не верит. Свидетельством тому являются весьма умеренные текущие котировки государственных долгов США. Несмотря на то, что реальное финансовое положение США может быть не слишком благополучным и локальная коррекция необходима, никакой глобальной альтернативы сложившемуся балансу экономических сил нет — отрицать технологическое, интеллектуальное институциональное и военное лидерство США трудно». Аналитик Д.Якушев подчеркивал ограниченность стабильности после краха «дот-комов»: «После краха интернет-компаний в 2001 году, когда, связанный с ними индекс Nasdaq упал более чем на 70%, США пережили рецессию, которая так и не переросла в полномасштабный кризис. Вот уже несколько лет в мировой экономике поддерживается некий «статус-кво», отражающийся на графике биржевых индексов в виде «бокового тренда». Но этот «статус-кво» прямо опирается на постоянный рост госдолга США, а также долгов американских домохозяйств и корпораций».

Владимир Тор отметил в начале 2008 года: «Он идёт, неумолимо приближаясь, зверь по имени Пиздец. На этой неделе государственный долг США превысил 9 трл долларов. Цена на нефть в плотную приблизилась к 100 долларам за баррель. Курс доллара к евро достиг исторического пика — 1 евро стоит 1,47 доллара. Китай принял решение о реструктуризации своих валютных резервов от доллара в пользу евро. Миллионы домохозяйств в США столкнулись с проблемой невозможности оплатить свои взносы по ипотечным кредитам, т.е. фактически речь идёт о банкротстве и выселении. По цепочке это валит всю системы — в финансовой яме оказываются агентства по ипотеке, банки, владельцы депозитов, инвестиционные фонды. Буш пообещал, что неимущих не будут трогать, рефинансируя их долги фактически за счет правительственного бюджета. Бюджет же пополняется за счет пирамиды новых государственных заимствований. А бесконечных пирамид не бывает. » А проницательные наблюдатели отметили следующее. Дефицит торгового баланса в феврале 2008 года увеличился на 5,7% и достиг $62,3 миллиардов, говорится в докладе министерства торговли США. В январе он составил $59,0 миллиардов. Увеличение дефицита торгового баланса произошло из-за рекордных объемов импорта продовольствия, потребительских товаров и промышленных поставок (K2Kapital). И если это не подготовка к длительному кризису, то что это?

«Ипотечный» кризис подтвердил опасения многих интеллектуалов. А также статус США, как страны, способной «запустить» разрушительный мировой кризис. Каковы итоги первой фазы кризиса?

Экспорт потерь

М.Хазин отметил: «Состояние дел на мировых финансовых рынках, как показали осенние события, таково, что крупной катастрофы одного из них могут не пережить и все остальные. Значит, главные задачи, стоящие перед элитой «западного» проекта, — во-первых, минимизировать катастрофу для себя, а во-вторых, максимизировать ее для конкурентов». Текущий кризис 2007-2008 годов уже частично подтвердил предположение Хазина: «Сценарий текущего субстандартного кризиса не полностью соответствует предыдущим, когда убытки аккумулировались в банках, в самом сердце системы платежей и кредитования, и это еще один повод не унывать. Хотя банки подвержены убыткам больше, чем можно предположить на первый взгляд, многие пострадавшие кредиторы являются либо зарубежными банками, либо хеджевыми фондами. Это имеет свои недостатки, далеко не последний из них — опасная неопределенность по поводу того, где именно зарыты жертвы субстандартного кризиса. Однако распределение убытков в странах за пределами Америки должно немного облегчить вред, который будет нанесен ее экономике» (The Economist).

Кеннет Рогофф, бывший главный экономист МВФ, отметил следующее: «И хотя «экспорт» субстандартных рисков помог сохранить капитал американских банков, он поколебал позиции банков зарубежных». И с ним необходимо согласиться. В результате кредитного кризиса мировая финансовая система потеряет $1,2 триллиона, согласно результатам исследования Goldman Sachs, вышедшего 25 марта 2008 года. Эксперты инвестиционного банка утверждают, что 40% глобальных потерь, или $460 миллиардов, придется на американские банки, страховые компании, брокерские фирмы и другие финансовые институты. Таким образом, значительный экспорт потерь из США уже состоялся на данном этапе кризиса.

Назначение жертвой

Известный российский интеллектуал Л.Пайдиев отмечает аспект назначения жертвой: «Вторая мировая позволила финансовым магнатам разрушить Британскую империю для расширения зоны доллара и уничтожить Германию – национальное государство, угрожавшее установить свой контроль над миром. Гипотетическая война будущего должна настолько ослабить американское государство, чтобы оно не смогло контролировать финансовых воротил с Уолл-стрит и как сегодня не отбирало у них денег на поддержку американских граждан. Кроме того, война – повод введения чрезвычайного положения в мире. В таких условиях легче перераспределять ресурсы. Займется этим тот, у кого армия сильнее. К официальному врагу при этом фактически два требования: жуткий вид и реальная слабость». Многие интеллектуалы убеждены, что в качестве «жертвы грядущего мирового кризиса» будет выбран Китай. Широкий круг аналитиков постоянно подчеркивает, что самый серьезный ущерб от девальвации доллара может понести Китай. Правительство Китая держит свои государственные золотовалютные резервы в основном в долларах США. К концу 2000 года резервы Китая в иностранной валюте составляли $165.6 млрд., а к концу 2003 года — $403.3 млрд. По данным на июнь 2004 года резервы составили $470.6 млрд. В ноябре 2007 года – 1.456 триллиона долларов, в начале марта 2008 года – 1.59 триллиона долларов, а в конце марта – 1.68 триллионов долларов.

Сохранение долларовой валютно-финансовой системы потребует жертв. Приведем знаковые высказывания аналитиков. Российские экономисты А.Зайко и А.Бирман отмечают, что сложившаяся «ситуация напоминает торговый конфликт между США и Японией вокруг курса иены, разгоревшийся в начале 1980-х. Тогда в результате жесткого давления американцам удалось добиться согласия Токио на двукратный рост курса японской валюты и сокращения отрицательного торгового сальдо. Японию эта принудительно-добровольная ревальвация валюты привела к закату экономического «чуда». Пытаясь компенсировать снижение экспорта за счет роста внутреннего потребления, японское правительство понизило ставку рефинансирования. Дешевые кредиты в сочетании с неэффективной корпоративной структурой привели не к оживлению экономики, а к образованию гигантских «пузырей» на рынке акций и недвижимости. Когда они лопнули, экономика страны на многие годы оказалась в состоянии депрессии. Если Китаю не оставят иного выбора, кроме ревальвации валюты, последствия для него могут также оказаться весьма печальными. Как и в случае с Японией, зависимость национальной экономики от внешней торговли в Китае огромная. Сейчас она составляет 70% (в США – 23,6%, в России – 30%)». Российские эксперты убеждены, что последствия для Китая будут плачевными: «Внутренний рынок Китая, тот самый, который принято считать безразмерным, заменить его не сможет. В китайской провинции, где проживают 800 млн человек, средний заработок крестьянина составляет примерно 15% от дохода горожан. 54% населения живут на 2 доллара и менее в день, ведут натуральное хозяйство и в состоянии поддерживать лишь простое воспроизводство. 300 млн китайцев не способны существовать без помощи государства. Это официальные и «скрытые» безработные – люди, обделенные не только работой, но и землей или иными природными ресурсами, чтобы существовать хотя бы в режиме натурального хозяйства».

События в Тибете и начало убогой кампании по срыву летней Олимпиады–2008 косвенно подтвердили, что Китай возглавляет «черный» список стран «назначенные жертвой». Но список будущих жертв грядущего мирового кризиса не ограничивается одной страной. Именно поэтому Китай, с достаточно высокой вероятностью, не станет первоочередной жертвой. В начале падут более слабые.

Китай в преддверие собственной Великой депрессии

О наличии серьезных рисков в китайской экономике, угрожающих не только Китаю, но и мировой экономике в целом, предупредил в своем выступлении 2 марта 2004 года в Экономическом клубе Нью-Йорка председатель ФРС США Алан Гринспен. Он указал на слабость китайской банковской системы и предупредил, что Китай может оказаться вынужденным ограничить покупки долларов, чтобы избежать перегрева и последующей экономической нестабильности. Кроме того, в речи Гринспена прозвучало предупреждение относительно того, что в случае совершения китайским правительством резкий действий и принятия неожиданного решения об отказе от привязки юаня к доллару, это может негативно отразиться на состоянии мировой экономики (k2kapital).

Экономист Красимир Петров в том же далеком 2004 году утверждал: «Китай в настоящее время идет прямиком к Депрессии. Насколько она будет сильна, зависит, в основном, от двух факторов. Во-первых, в течении какого времени китайское правительство будет продолжать преследовать инфляционную политику, и, во-вторых, насколько упорно оно продолжит борьбу с банкротствами. Чем дольше это продлится, и чем дольше будет сдерживаться процесс банкротств, тем вероятнее, что китайская депрессия превратится в Великую Депрессию». Петров авторитетно заявил: «Я прогнозирую крах на 2008 год, время Олимпийских игр, а Марк Фабер, самый авторитетный ученый, занимающийся китайской экономикой, считает, что крах случится раньше».

Экономист Morgan Stanley Энди Ксай считает, что по мере усиления инфляционного давления вероятность экономического кризиса в Китае возрастает. Серьезную опасность представляет спекулятивный бум на рынках недвижимости крупных городов, в том числе, Пекина и Шанхая. Текущие цены на недвижимость и сырьевые товары уже сейчас являются сильно завышенными. По мнению Ксая, ценовой всплеск на рынке недвижимости является одним из признаков того, что инфляция выходит из-под контроля китайского правительства. Эксперт полагает, что на данный момент «пузырь» на шанхайском и пекинском рынках стимулирует инвестиционный бум, однако, при неблагоприятном развитии событий последствия разрыва «пузыря» будут крайне драматичными.

Китай в статусе «спускового крючка»

В феврале 2007 года мировые информационные агентства сообщали следующее. Мощная депрессивная волна прокатилась по мировым фондовым рынкам, вызвав крупное падение курсовых индексов на всех ведущих биржах. Зародившись на фондовых биржах Китая, она привела в Европе к небывалой за последние 3,5 года массовой распродаже акций многочисленных компаний, а в США, как сообщило агентство Bloomberg , привела к крупнейшему с сентября 2002 года падению деловой активности за один день.

Падение цен на многих мировых торговых площадках началось 27 февраля после крупнейшего за последние 10 лет обвала в Китае. Поводом для беспокойства инвесторов стало намерение правительства КНР ужесточить контроль над притоком спекулятивного капитала и ограничить инвестиции заемных средств в акции китайского фондового рынка. За один день инвесторы вывели с китайского фондового рынка 107,8 миллиардов долларов (РБК)

В мировых СМИ постоянно подчеркивалось, что источник кризиса – Китай. На двух крупнейших биржах Китая во главе с Шанхайской произошло крупнейшее за последние 10 лет однодневное падение котировок — в результате за день совокупная стоимость акций, котирующихся на этих биржах многочисленных компаний, уменьшилась на 9,2%, общие потери уже составили сумму в 108,8 млрд долларов.

Фондовый рынок Китая молод. Шанхайская и Шэньчжэньская фондовые биржи были открыты в 1990-х годах. В настоящее время для некитайских инвесторов участие в торгах на этих площадках регламентируется институтом квалифицированных иностранных инвестиционных компаний (QFII), которым разрешено приобретать определенные акции китайских предприятий. Но не это вызывает опасения.

Китай начал процесс перераспределения своих резервов в пользу евро. А это вызывает постепенное ослабление доллара. Но, по мнению широкого круга экспертов, Китай оставляет за собой возможность обвалить доллар США в любой удобное для себя время. Многие аналитики убеждены, что Китай до сих пор не обвалил доллар из-за высокого уровня значимости для собственного народа Олимпиады – 2008.

«Для нас хорошая новость заключается в том, что когда у США большие проблемы, у них не останется энергии, чтобы досаждать Китаю. Даже когда им будет нужно начать очередную войну, чтобы отвлечь людей, они выберут страну, намного меньшую по размеру и слабее, такую как Иран. Это обеспечит для Китая намного более мирную обстановку, чтобы наиболее эффективно использовать ‘период стратегических возможностей’ до 2020 года для страны и пройти бурный момент роста дохода на душу населения с 1000 до 3000 долларов США», — считает китайский аналитик Лау Най-кьюнг. Из данной позиции можно сделать вывод, что Китай не планирует выступать в роли «спускового крючка», но кто знает, какой будет новая реальность.

Официальная позиция Китая представлена Жэньмин Жибао. Пресс-представитель Государственного валютного управления 22 апреля 2007 года высказался на встрече с корреспондентом агентства Синьхуа относительно высказываний зарубежных СМИ о том, что курс китайского юаня якобы “будет привязываться к корзине иностранных валют” и что международный спекулятивный капитал “в большом масштабе проникает в Китай”. Действующий курс китайского юаня отвечает реалиям Китая, его нужно придерживаться долгое время, сказал он. По словам этого ответственного лица, начиная с 1994 года Китай придерживается основанной на рыночном предложении и спросе, контролируемой системе плавающего курса. Китай не осуществляет систему твердого курса. Действующая валютная система отвечает реалиям Китая, ее нужно придерживаться долгое время. Исходя из уровня развития китайской экономики, состояния ее функционирования и состояния платежного баланса, в ходе углубления финансовой реформы, Китай будет далее осуществлять поиск и совершенствование механизма формирования курса юаня. Для совершенствования механизма формирования курса китайского юаня имеется много вариантов выбора, и Китай будет исходить из своих реалий при одновременном учете и заимствовании опыта и уроков других стран. Цель реформирования в том, чтобы курс китайского юаня был в основном стабильным, на рациональном и сбалансированном уровне.

Объективность требует признания и того, что ХVII съезд КПК принял ряд исторических решений. Главное решение – развитие внутреннего рынка и внутреннего потребления. Если это не подготовка к грядущему мировому кризису, то, что это?

США + Китай = «двуглавый дракон»

Взаимосвязанность и взаимозависимость США и Китая породила конспирологическую версию под названием «двуглавый дракон». Основная идея данной версии заключается в том, что в ХХI веке будут владычествовать в мире две сверхдержавы: США и Китай. Необходимо отметить, что концепция «двуглавый дракон» начинает находить все больше приверженцев.

Известный российский интеллектуал С.Батчиков считает: «Что касается России, то она — ставка в этой большой игре. Говорят даже, что США как победитель в “холодной войне” пытается ресурсами России расплатиться со своим главным потенциальным противником – Китаем. Бжезинский прямо предлагает поделить между США и Китаем имущество России как геополитического банкрота». А.Нагорный и Н.Коньков подчеркивают: «Красный дракон» КНР явно не заинтересованный в прямой военно-политической конфронтации с Америкой — во всяком случае, на период до 2020-2020 года. А потому не только использующий многочисленные рычаги опосредованного финансово-экономического давления на Соединенные Штаты, но и, судя по всему, уже достигший определенных договоренностей с их финансовой элитой о «разделении сфер глобального влияния» и постепенном переходе от моновалютной долларовой системы мировой экономики — к поливалютной, с собственной «зоной влияния», включающей не только Юго-Восточную Азию, но и — вероятно — Латинскую Америку, которая, впрочем, в ближайшее время может служить и предметом определенного торга между Пекином и Вашингтоном».

Д.Верфриц в «Ньюсуик» отметил взаимосвязанность экономик Китая и США: «Долларовые запасы Пекина, растущие на $17 миллиардов в месяц, представляют собой самый опасный дисбаланс в сегодняшней мировой экономике. Китай сидит на огромной куче денег, не имея возможности их потратить, и вкладывая их поэтому в казначейские бумаги США, поддерживая американских потребителей, а не свой внутренний рынок. Взаимная зависимость США и Китая настолько сильна, что любое неловкое движение одно из участников этого тандема может подорвать мировую экономику». Считается, что покупка Народным Банком Китая, наряду с Банком Японии, казначейских обязательств США, а также ипотечных сертификатов, выпускаемых федеральными агентствами США, позволяет сдерживать рост доходности на рынке американских долговых обязательств, сохранять ипотечные ставки на низком уровне, стимулировать спрос на рынке недвижимости и, тем самым, поддерживать рост американской экономики. В действительности, финансирование текущего платежного баланса США в определенной степени за счет Китая является фактором риска для экономического развития Америки. В случае перегрева китайской экономики сальдо текущего платежного баланса страны может стать отрицательным, вследствие чего центральный банк Китая не будет испытывать необходимости в скупке американских казначейских обязательств, а это, в свою очередь, грозит обвалом на международном рынке облигаций (k2kapital).

Б.Босворт отмечает влияние Китая на доллар: «Китай является самым важным фактором при рассмотрении вопроса о том, насколько еще может упасть цена доллара. На данный момент Китай покупает доллары с целью недопущения удорожания своей собственной валюты, что, в свою очередь, помогает поддерживать конкурентоспособность китайских товаров на рынках США в ценовом отношении». В размышлениях К.Петрова основной упор сделан на крахе экономики Китая: «Следует обсудить и другой возможный инициирующий фактор краха – превращение профицита торгового баланса в дефицит из-за быстрого роста цен на ресурсы, особенно на импортируемое Китаем сырье. Столкнувшись с дефицитом, Китай может решить восполнить их за счет продажи облигаций США или убрать привязку к доллару. Так или иначе, это не лучшим образом отразится на экономике США, а, значит, бумерангом вернется в Китай». Но объективный анализ позволяет прийти к метафорическому видению, в рамках которого Китай и США предстают «двумя головами одного дракона».

А что говорят китайские аналитики? Лау Най-кьюнг отмечает: «Недавняя валютная реформа юаня (RMB — Ren Min Bi) оказалась очень своевременной, и теперь пришла пора заняться гонконгским долларом. В то же время Китай должен приложить дополнительные усилия, чтобы возродить внутреннее потребление и быстро диверсифицировать свой рынок, прежде чем лопнет большой «мыльный пузырь» США». Лау Най-кьюнг подчеркивает, что «американцы живут далеко не по средствам и в течение слишком долгого времени. Вдобавок ко всему, администрация Буша снижала налоги по меньшей мере три раза, в то время как она ведет дорогостоящую войну в Ираке, которая уже стоила стране 700 миллиардов долларов США и в настоящий момент на нее уходит 5,6 миллиардов долларов США в месяц. Теперь экономика США зависит от центральных банков Японии, Китая и других стран, чтобы они инвестировали в гособлигации США и поддерживали американские учетные ставки низкими. Низкие учетные ставки способствуют тому, что американские потребители продолжают раскупать импортные товары».

Перспективы глобального мира под властью «двуглавого дракона» устраивают не всех. М.Хазин акцентирует внимание на формате самозащиты ряда стран от США и Китая: «Наибольший интерес вызывали две самые крупные экономики, которые явно в перечисленные зоны никак не вписываются. Это Индия и Бразилия. И вот, совсем недавно прошло сообщение, что ЮАР, Индия и Бразилия решили создать совместную зону свободной торговли, которая охватит территорию с населением в 1,3 млрд человек. Целью создания зоны свободной торговли является стремление стран увеличить общий товарооборот (Индия – Бразилия – ЮАР) более чем вдвое – с 4,6 млрд долл. в прошлом году до 10 млрд долл. к 2007 году (доллар здесь выступает как раз в форме единой меры стоимости, то есть просто шкалы расчетов). Кроме того, страны стремятся в перспективе избавить некоторые отрасли национальных экономик от зависимости от США и Китая».

Россия как источник мирового кризиса

Известный российский интеллектуал Б.Кагарлицкий считает: «Неверно утверждать, будто финансовый кризис может быть к нам только импортирован с Запада. Если бы дела обстояли так, нам нечего было бы опасаться. Но, увы, пока правительство выплачивало задолженность Западу, частный капитал наделал столь впечатляющие долги, что корпоративный дефолт становится реальной перспективой. Рост частной задолженности был пропорционален сокращению государственной. В течение всех этих лет частный бизнес демонстрировал безответственность и самоуверенность, доступную лишь самой некомпетентной бюрократии». Кагарлицкий убежден: «В 1998 году крах российской финансовой системы случился не из-за того, что в Таиланде обесценилась местная валюта – бат. И даже не потому, что начался кризис мирового валютного рынка. Внешние факторы сработали как катализатор для внутреннего процесса. Главной причиной дефолта был крах пирамиды ГКО, которую построило само отечественное правительство, и которая рухнула бы рано или поздно даже без помощи тайского бата».

С.Глазьев выделяет аспект самостоятельности денежно-финансовой политики: «Отказ от суверенитета в проведении самостоятельной денежно-финансовой политики за счет принятия обязательств перед международными финансовыми организациями по поддержанию определенных параметров денежной массы и обменного курса национальной валюты, привязки его к одной из свободно конвертируемых валют лишает экономику соответствующей страны возможностей использования инструментов государственной власти для стимулирования инвестиционной активности и повышения конкурентоспособности. В худшем случае такая страна лишается и своего суверенного права на проведение самостоятельной эмиссионной политики, а ее национальная валюта фактически замещается иностранной вместе с передачей за рубеж эмиссионного дохода». А необходимой самостоятельностью Россия, по мнению С.Глазьева, не обладает. А это значит, что наша страна также может выступить в роли «спускового крючка» грядущего мирового кризиса. Но еще выше вероятность того, что Россия станет жертвой грядущего мирового кризиса.

Глобальный реванш Великобритании

Из истории ФОРЕКСа можно узнать следующее. 30-е годы XX века, Мировой финансовый кризис. Происходит разрушение торгово-экономических связей. Ушли в прошлое времена господства золотомонетного стандарта. К середине 30-х Лондон становится мировым финансовым центром. Британский фунт стерлинга в то время являлся основной валютой для торговых операций и создания валютных резервов. Уже тогда фунт называли жаргоном «кэйбл» («cable»). Это название связано с тем, что средством коммуникации при заключении сделок был телеграф, и информация передавалась по кабелю.

С того времени, когда «кэйбл» владычествовал в мире финансов, прошли десятилетия. Ныне вся власть в мире валюты у «грина». Но воспоминания о былом величии достаточно часто служат основой для реванша. Именно это, скорее всего, позволило Линдону Ларушу выделить Великобританию, как главный источник грядущих мировых проблем: «Дело в том, что доллар все еще является до сих пор мировой резервной валютой. Если доллар рухнет, то стоимость, в том числе и российских активов за рубежом, упадет. То же самое произойдет и с Китаем, и Индия скатится в большой кризис. Вся мировая экономика может войти в новое мрачное средневековье. Центр, откуда происходит эта проблема — Британская Империя. А именно — финансовые интересы, имеющие свой центр в Лондоне, они представляют для всего мира самую большую опасность. Для них врагами являются и Россия, и Индия, и Китай, и сами США. Эти финансовые силы намерены разрушить США, Америку и тем самым уничтожить другие страны. Таким образом, мы подошли к грани, когда нам грозит новая мировая война».

Мечты о былом величии фунта сквозят и в высказываниях М.Вулфа: «Станет ли фунт вторым долларом? Вероятность очень велика. Изменения валютных курсов сейчас, мягко говоря, непредсказуемы. Но этот прогноз, скорее всего, оправдается. К тому же, многие рассчитывают на это. Именно такая возможность — стать вторым долларом — стала главной причиной, по которой Великобритания предпочла держаться в стороне от Еврозоны» (Financial Times). Позиция Вулф является последовательной и распространяется также и на персоналии: «Я не хочу быть слишком критичным в отношении Брауна, поскольку он спас Великобританию от евро». Д.Гэппер также оценивает нынешнее состояние Великобритании с позиций постоянно ускользающего величия: «Было время, когда Соединенное Королевство с его ростом в 9.4 % ВВП, производившихся в секторе финансовых услуг, смотрелось как образец экономики постиндустриального, креативного капитала. Теперь это уже не так. Британия правила волнами индустрии глобальных финансовых услуг, но теперь ее надо поднимать, чтобы волны не затопили ее полностью» (Financial Times).

Объединенная Европа: детонатор, заложник или жертва?

Европа может стать детонатором глобального кризиса по ряду причин. Основные из них:

· гипотетически возможный распад Европейского валютного союза и «исчезновение» евро

· отказ европейской элиты от собственного цивилизационного проекта и вхождение в новый валютный союз с США на правах «младшего партнера»

· возможная агрессивная игра евро против доллара в «большой игре» за право стать доминирующей резервной валютой, в рамках перспектив обрушения доллара и перехода к мультивалютному миру.

Представляется, что сегодня можно выстроить простейшую систему мониторинга, в рамках которой станет очевидным будущее Объединенной Европы. Первый индикативный оператор – прочность валютного союза. Э.Питчард выделяет следующее: «Положение Европейского валютного союза, возможно, уже близко к критическому: экономический спад опутывает южные государства региона, а немецкие инвесторы отсекают жизненно важный источник иностранного финансирования, бескомпромиссно пишет в своем отчете швейцарский банк UBS. Испания накопила самые огромные обязательства с другими странами, в результате чего внешний долг составляет сейчас $362 млрд (?180 млрд), или 26% от ВВП. Италия накопила $275 млрд, Греция — $129 млрд, Ирландия — $123 млрд, а Португалия — $98 млрд».

«Ближайшие два года, вероятно, станут самой серьезной на сегодняшний момент проверкой на прочность единой валюты», — утверждает стратег европейского банка Мейрик Чэпмэн. Чэпмэн крайне прагматичен: «Мы ждем, что испытание завершится без потерь. Вложено слишком много политического и экономического капитала, чтобы можно было разрушить этот проект. Но коррекция, скорее всего, будет жесткой». Э.Питчард отмечает: «Общее у всех южных стран — это безнадежная потеря конкурентоспособности по сравнению с Германией год за годом вот уже в течение целого десятилетия. UBS до сих пор неясно, как Европа намерена бороться с неизбежным кризисом. Правила ЕС запрещают ЕЦБ снабжать ликвидностью банки, которые «потенциально» являются банкротами. Исследование МВФ говорит: «более крупные страны в итоге возьмут на себя непропорционально большую долю общего бремени». Хм, вряд ли немцам понравится такая перспектива».

Второй индикативный оператор – готовность к грядущему кризису. Аналитик К.Джайлс акцентирует внимание на следующем: «Европе не нужно дальнейшее укрепление евро, однако, ей необходимо поддерживать потребительские расходы, чтобы компенсировать утрату конкурентоспособности на внешнем рынке. Страны Персидского залива должны ревальвировать свои валюты, чтобы сдержать рост инфляции, а также активнее тратить деньги, вырученные от продажи нефти, чтобы повысить уровень жизни. Китаю следует также позволить юаню укрепиться и выдвинуть внутренний спрос в качестве основного катализатора улучшения качества жизни. Все это означает конец Бреттон-вудской системы II, которая, казалось бы, доказала свою успешность. Однако это равнозначно прыжку в неизвестность, подобные меры противоречат многим обязательствам политиков в отношении внутренней политики, как среди стран экспортеров нефти, так и в Китае и Европе — вполне вероятно, что политики к нему просто не готовы. Трения и серьезный крах по-прежнему остается более вероятным исходом несбалансированного падения доллара, чем мирное разрешение мировой экономической напряженности».

Третий индикативный оператор – вектор трансформации политической системы Объединенной Европы. Необходимо отметить, что к 2008 году Европа подошла в ситуации, когда во главе практически всех стран ЕС находятся проамериканские лидеры. Именно в это время начинается очередная политическая трансформация, связанная с введением института президента Объединенной Европы. Причем, сразу после принятия исторического Лиссабонского Базового соглашения, де-факто, свою избирательную кампанию начал Тони Блэр. А его многие в Европе открыто называют «троянцем». И для этого много оснований.

Необходимо признать, что Тони Блэр совместно с Гордоном Брауном предприняли массу усилий, чтобы Великобритания не вошла в зону евро. Для Тони Блэра родной фунт ближе, чем евро. Кроме этого, высока вероятность того, что Блэр, будучи избранным президентом Объединенной Европы, может поставить интересы Соединенного Королевства выше интересов Европы. Все это позволяет предположить, что избрание «троянца» президентом Объединенной Европы – это путь к развалу Европейского союза, и как итог – отказ Европы от собственного цивилизационного проекта. Гипотетически можно предположить, что после разрушительной Первой глобальной Великой депрессии Европа сольется с США в едином валютном трансатлантическом союзе, завершив историческое формирование того, что принято называть понятием Запад. А каким будет название нового союза – это вопрос второстепенный.

Япония: оплот Запада на Востоке

В феврале 2008 года правящая Либерально-демократическая партия Японии создала проектную команду по изучению вопроса создания суверенного инвестиционного фонда для оптимизации управления национальными валютными резервами. Данное решение, безусловно, является антикризисным. В настоящее время валютные резервы Японии в основном инвестированы в государственные долги США. По состоянию на 31 января, объем национальных валютных резервов страны составлял $996,04 миллиардов.

Сегодня внимание к Японии вызвано тем, что кризис 90-х принято называть «потерянным десятилетием» для этой страны. А кризис в США 2007–2008 годов во многом похож на то, с чем пришлось столкнуться японской экономике. Экономические политики США считают, что «потерянное» десятилетие Японии — это не результат падения цен на активы, а следствие совпадения политических ошибок, сделанных после такого падения. Они намерены избежать повторения такой ошибки. В результате, сейчас регулирующие органы США настаивают, чтобы банки Уолл-стрит раскрывали свои убытки быстрее, чем это происходило в Японии.

Интеллектуалы П.Полуян и А.Отырба считают: «Два государства, Япония и США, совершившие в двадцатом веке самые быстрые и большие экономические скачки, добились своих результатов в основном за счет нововведений в финансовой сфере». Они отметили следующее: » «На первый взгляд создается впечатление, что вышеописанная схема — некий фокус: мы записываем на баланс нечто эфемерное, потом под эту эфемерную стоимость выпускаем акции, эмиссия их позволяет получить на счет предприятия уже реальные деньги, которые потом инвестируются в конкретное новое производство — в том числе и с использованием поставленных на баланс изобретений. Причем круговорот происходит под эгидой государства, которое поощряет выпуском денег движение искусственно создаваемой акционерно-товарной массы». Особо необходимо выделить то, что П.Полуян и А.Отырба зафиксировали процесс торможения «японского чуда»: » Волна цунами финансового капитала сначала спровоцировала экономический всплеск внутри Японии, а потом захлестнула остальной мир, который к концу 1980-х годов ощутил реальную опасность того, что все на свете будет скуплено японцами. И тогда были приняты меры по сдерживанию: Японию принудили подписать «Договор Плаза» (1985) и «Луврское соглашение» (1987), условия, которых предписывали ей остановить процесс капиталообразования. Но, объем капиталов созданных за предыдущий период на основе финансовых технологий был столь велик, что, хотя они с 1990 года практически не растут, Япония и сегодня продолжает оставаться крупнейшим в мире кредитором».

Отметим, что последствия двух договоров для Японии вылились в падение кросса иена/доллар с 254 в начале 1985 года до 145 в начале 1990-го и «потерянное» десятилетие. Сегодня аналитики всего мира с большим интересом наблюдают, как будут принуждать Китай взять на себя добровольные обязательства аналогичные японским середины 80-х годов прошлого века.

Сегодня Япония является Западом для Востока и Востоком для Запада. Президент Токийской биржи Ацуси Саито признал, что Япония в культурном отношении не готова к суровому акционерному капитализму западного образца, и необходимы радикальные меры, чтобы предотвратить упадок Токио как глобального финансового центра. Саито заявил газете Times (14.12.2007): «В Японии существует представление, что корпорация должна не просто гнаться за прибылью, а работать на благо своих сотрудников или общества в целом. Такой взгляд принят в нашей культуре, и людям трудно представить себе, что компании принадлежат акционерам». На протяжении 2007 года корпоративная Япония поставила ряд фактически непроходимых барьеров для попыток иностранных поглощений, разрушив становящийся на ноги рынок слияний и поглощений. Попытки иностранных фондов изменить отношение к инвесторам зашли в тупик. А это означает, что Япония остановилась в процессе инкорпорирования собственной экономики в глобальную западную экономику. Но высокая зависимость экономики Японии от экспорта в США не оставляет ей выбора в рамках грядущего мирового кризиса. Удастся ли Японии минимизировать ущерб от грядущего мирового кризиса? Какой место займет Япония в будущем мультивалютном мире? Ответа на данные вопросы пока нет.

Сенсация!   Dukascopy - отзывы и обзор брокера бинарных опционов

Южная Корея в тисках энергозависимости

Южная Корея сегодня предпринимает крайне агрессивные шаги в аспекте энергетической безопасности страны. Активность Южной Кореи в Ираке вызывает живой интерес аналитиков. Приведем сообщения информационных агентств. Курдское региональное правительство в ноябре 2007 года дало консорциуму, в который входят государственная Корейская национальная нефтяная корпорация (Korea National Oil Corporation — KNOC) и крупнейшее в Южной Корее нефтеперерабатывающее предприятие SK Energy, права на разведку нефтяного месторождения в районе Дахук в северном Ираке. Представители Ирака проинформировали SK Energy, что иракские поставки могут быть приостановлены, если консорциум продолжит работы без разрешения иракского правительства (Reuters).

В феврале 2008 года Южная Корея подписала документ о разведке и освоении четырех месторождений нефти в Курдистане, позволяющий ей закрепиться в неосвоенном северном Ираке. Меморандум о взаимопонимании, подписанный консорциумом во главе с корейской нефтяной компанией Korea National Oil Corp и курдским премьер-министром Нечирваном Барзани (Nechirvan Barzani), позволяет корейской группе вести энергетические проекты в Курдском автономном районе (Financial Times). Из меморандума следует, что корейский консорциум будет осваивать месторождения, резервы которых оцениваются более чем в 1 млрд. баррелей. Это на одну пятую больше годового потребления нефти Южной Кореей, которое составляет 800 млн. баррелей. В рамках соглашения Южная Корея должна будет участвовать в развитии инфраструктуры Курдистана. Корейские строительные компании должны построить шоссе стоимостью $2,1 миллиардов и социальную инфраструктуру, которая обойдется еще в $10 миллиардов. Но главной проблемой остаются неразрешимые противоречия между правительством Курдистана и центральным правительством Ирака, в аспекте использования нефтяных ресурсов Курдистана.

Представим, что Южной Корее удалось снизить уровень своей энергозависимости. Не случайно китайский аналитик Лау Най-кьюнг упомянул Южную Корею, в формате начала процесса избавления от доллара: «Не вызывает сомнения — что в какой-то момент в не очень далеком будущем каждый центральный банк и институционный инвестор начнут избавляться от долларов США и облигаций казначейства США. Как только одна страна вроде Южной Кореи начнет избавляться от доллара, произойдет обвал все еще непроданных казначейских ценных бумаг США, указанных в графе активов азиатских центральных банков, которые составляют по некоторым подсчетам 2 триллиона долларов США. Обесценившийся доллар вызовет резкий скачок инфляции в США, что заставит Федеральный резерв повысить учетную ставку. Огромный скачок инфляции вызовет в США тяжелый экономический кризис, или, возможно, депрессию. Поток экспорта в Америку из этих (азиатских) стран иссякнет, что в свою очередь приведет к молниеносному распространению экономического спада на весь мир. После паники пострадают все, не в самую последнюю очередь — центральный банк Китая, а также центральный банк Гонконга, которые являются основными кредиторами США, а США является для них главным экспортным рынком».

Сегодня сложно предугадать, удастся Южной Корее решить проблемы энергозависимости или нет. Но от данной проблемы во многом зависит тот выбор, который ей придется сделать в недалеком будущем. Но многое указывает на то, что Южную Корею можно отнести к тем странам, которые могут стать коллективным «спусковым крючком» катастрофического мирового кризиса. Причина – ресурсная ограниченность.

Исчезновение Израиля

Грядущий мировой кризис, который, безусловно, можно назвать Первой глобальной Великой депрессией, с высокой вероятностью перекроит карту мира, точно также, как это сделала Вторая мировая война. Многие страны исчезнут с карты мира, точно также, как исчезли уже после Второй мировой войны СССР и Югославия. Уже сегодня можно предположить, что число суверенных государств радикально сократится. Многие эксперты не видят будущего у государства Израиль. Г.Павловский отметил: «За одно лето на Ближнем Востоке исчезла региональная военная сверхдержава Израиль, оставив группу государств с взаимно непризнанными границами» (02.10.2006). И это всего лишь один из фрагментов процесса исчезновения Израиля.

Из сценариев исчезновения Израиля часто приводится версия «Израиль – мальчик для битья»: «У американских властей сегодня под рукой есть идеология «неоконов» — того же Пола Вулфовица и Майкла Ледина, директора «Америкэн Энтерпрайз Инститьют». «Неоконы» формируют параллельный центр принятия решений в США и разжигают войну на Ближнем Востоке? Но зачем им это нужно? Они, втянув туда Израиль как «мальчика для битья», пытаясь распространить боевые действия на Сирию и Иран, вовсе не хотят на выходе получить дешевую нефть при дорогом дефляционном долларе — на выходе они пытаются «всего-навсего» отсечь нефтяное снабжение Китая из зоны Персидского Залива» (А.Нагорный). М.Хазин представляет Израиль в статусе «спускового крючка»: «На Ближнем Востоке обостряется конфликт. Израиль, не выдержав, наносит ракетно-авиационные удары по Ирану. Тегеран, возопив на весь мир о том, что израильтяне вконец оборзели, требует ввода международного контингента в Палестину и на юг Ливана. А чтобы требование было принято, иранцы перекроют Ормузский пролив – «бутылочное горлышко» на выходе из Персидского залива, полностью прерывая движение танкеров с нефтью. Нефть тут же взлетает в цене до двухсот долларов за баррель, в мире разражается финансовый кризис. Республиканцы в США проводят в жизнь спасительные меры и в течение двух недель договариваются о вводе международного миротворческого корпуса в Палестину и на Юг Ливана. Иран открывает Ормузский пролив. После чего – по итогам дефляционного шока – цена на нефть падает до семи-восьми долларов за баррель. Напомним, что в 1997-98-м падение доходило до 8-9 долларов».

О геополитической исчерпанности Израиля достаточно подробно говорится в работе «Генезис символа «холокост» и будущее государства Израиль» ( http://www.polit.nnov.ru/2007/05/28/softholokaust/ ). Поэтому нет особой необходимости заострять внимание на том, в каком именно формате Израиль станет «жертвой».

Индия и «главные игроки» по Ларушу

В апреле 2007 года аналитики швейцарского банка Credit Suisse опубликовали объем ВВП в различных странах мира по итогам 2006 года. Объемы ВВП составляли:

США — 13,000 триллионов долларов

Япония — 4,464 триллионов долларов

Германия — 2,890 триллионов долларов

Китай — 2,554 триллионов долларов

Великобритания — 2,358 триллионов долларов

Франция — 2,227 триллионов долларов

Италия — 1,841 триллионов долларов

Канада — 1,273 триллионов долларов

Испания — 1,217 триллионов долларов

Бразилия — 1,067 триллионов долларов

Индия — 1,000 триллионов долларов

Россия — 0,975 триллионов долларов

Можно ли данные страны назвать главными игроками? «Главные игроки на мировой сцене — это международные финансовые силы, США, Россия, Китай и Индия. В других странах ничего существенного не решают», — утверждал Л.Ларуш. Но только ли эти страны в состоянии повлиять на исход грядущего мирового кризиса?

Действительно. «Капитализация фондового рынка Индии также значительно возросла и уже достигла 944 млрд долл., вплотную подбираясь к этой же «психологической» отметке. Аналитики отмечают, что в стране ключевые секторы экономики — банковская сфера, автомобилестроение и др. — сейчас являются даже слишком доходными, а это может быть чревато чрезмерно бурной реакцией рынка на снижение прибылей в будущем», — отмечает Д.Жуйков. А А.Володин считает, что «в настоящее время индийская цивилизация поставлена перед необходимостью смены экзистенциальной парадигмы в условиях глобализации. Стратегическая элита понимает: на этот процесс стране отпущено не более пяти-семи лет. От успешного завершения данного процесса будет, в конечном счете, зависеть жизнеспособность индийской цивилизации в условиях сохраняющихся хаотических тенденций в поведении мировой системы». Представляется, что Линдон Ларуш не ошибся, когда отнес Индию в число главных стран. А что же будет с бедными странами?

«Бедные страны вроде Вьетнама и Египта, а также страны со средним доходом вроде Китая и Бразилии традиционно оказываются наиболее уязвимыми перед инфляцией в случаях, когда, как сегодня, движущей силой роста цен оказывается стремительно дорожающее сырье. Увеличение расходов на продовольствие и энергию гораздо сильнее отражается на развивающихся странах, в экономике которых велик удельный вес сельского хозяйства и промышленного производства, потребляющего энергию, чем на развитых странах, где сектор услуг больше производства», — считает Н.Хмелик. И с данным высказыванием необходимо согласится. События в Исландии косвенно подтверждают неутешительный вывод Ларуша.

Cуверенные фонды – защита от грядущего кризиса?

Тема подготовки различных стран к грядущему мировому кризиса не может не затронуть деятельность суверенных фондов. Суверенные фонды – государственные инвестиционные фонды, создаваемые правительствами ряда развивающихся стран, чаще всего азиатских, для аккумулирования и инвестирования временно свободных государственных денежных средств. По оценкам Еврокомиссии, госинвестфонды действуют более чем в 30 странах, а их активы составляют $1,5–2,5 трлн и имеют потенциал роста до $12 трлн через шесть-семь лет. Financial Times считает, что правительственные суверенные фонды в последнее время набирают силу на мировых финансовых рынках, и их суммарный объем составляет около $3 триллионов долларов (09.04.2008).

В начале некоторые данные. Правительство Саудовской Аравии планирует создать суверенный фонд, размер которого может превысить 900 млрд. долларов, сообщило 23 декабря 2007 года агентство Gulf News. Два самых богатых в мире и наименее прозрачных суверенных фонда договорились о партнерстве и создании совместного фонда размером $2 млрд. для приобретений за границей, сообщает Times. Принадлежащая государству Международная нефтяная инвестиционная компания (International Petroleum Investment Company — IPIC) Абу-Даби и Катарское инвестиционное управление (Qatar Investment Authority — QIA) дали понять, что новый фонд будет искать глобальные инвестиционные возможности в энергетическом секторе и за его пределами (26.03.2008).

Растущее влияние государственных инвестиционных фондов объясняется сегодняшней экономической конъюнктурой. С одной стороны, растут экспортные доходы стран, с другой – в условиях глобального финансового кризиса их валютные запасы становятся ценным ресурсом финансового оздоровления для структур, пострадавших от этого кризиса.

Ст.Иен отмечает: «Государственные фонды создаются для того, чтобы тратить деньги государства. Так как в разных странах существуют разные потребности в новой инфраструктуре и других типах государственных расходов, правительствам, располагающим государственными фондами, приходится идти на компромисс и решать, когда потратить часть средств из этих фондов: сейчас или в будущем. Для разных стран будут выгодны разные варианты: одни выберут государственное благосостояние и экономические преимущества, которые можно получить, вложив миллиард долларов в развитие инфраструктуры или здравоохранение, другие — инвестирование этой суммы в иностранные финансовые активы» . Ст.Иен считает, что нет единой формулы эффективности инвестиций для различных стран мира: «Некоторым странам эти ресурсы гораздо нужнее сегодня. Например, в России, Саудовской Аравии, Бразилии и Индии существуют обоснованные потребности для увеличения расходов на инфраструктуру, чтобы повысить общую эффективность и диверсификацию экономики. В то же время такие страны как Норвегия, Япония, Корея и Сингапур уже создали развитую инфраструктуру и, следовательно, для них предпочтительнее будет использовать государственные фонды для инвестирования в зарубежные финансовые активы, а решать, как потратить полученные от этих инвестиций прибыли будут грядущие поколения». С рекомендациями Иена трудно не согласиться, но, к сожалению, финансовое руководство России считает, что инвестиции за пределами нашей страны более выгодны нашему государству.

Власти США и ЕС пытаются противодействовать деятельности суверенных фондов, жестко регламентировать их деятельность. Американское и европейские правительства беспокоит то, что такие фонды не раскрывают стоимость своих активов, не сообщают о целях инвестиций и не предоставляют информацию о системе управления рисками. «А вдруг некие нефтяные шейхи или прочие азиаты-экспортёры решат скупить ключевые компании европейской и американской экономики просто для того, чтобы иметь возможность как-нибудь сильно навредить «золотому миллиарду» и обвалить его экономику?» – иронизирует главный экономист ИК ITinvest Сергей Егишянц. Исходит ли реальная опасность от деятельности суверенных фондов?

Председатель комитета Сити по политике и ресурсам Майкл Снайдер считает, что к суверенным фондам подходят предвзято: «Государственные фонды национального благосостояния столкнулись с неоднозначными оценками своей деятельности в различных частях света, виной чему явились необоснованные страхи и подозрения, а иногда даже прямое невежество или политическая целесообразность. Главное не то, кому принадлежат эти фонды, а как они себя ведут». С.Егишянц отмечает позитивные для руководства США заявления: «На фондовый рынок могут прийти новые инвесторы: на прошлой неделе глава Инвестиционного управления Кувейта Баадер аль-Саад заявил, что слабость доллара делает штатовские акции привлекательными объектами вложений – и что его ведомство собирается в ближайшее десятилетие удвоить свои вложения в иностранные активы. А их размер уже сейчас составляет 210 млрд. долларов».

По подсчетам Лондонского международного агентства по финансовым услугам, иные инвестиционные структуры, помимо суверенных фондов, такие как пенсионные фонды, фонды развития и государственные корпорации, контролируют активов на сумму порядка $6,1 трлн. Еще $5,3 трлн. из официальных валютных резервов вложено в ликвидные активы. Билл Белчер, специалист по региональной экономике из Macquarie Securities, отмечает: «Учитывая предыдущий опыт, суверенные фонды будут более осторожными. Появится стремление к диверсификации активов и постепенному отказу от американского доллара».

Необходимо отметить, что только за 2007 год совокупный объем активов государственных инвестиционных фондов стран мира увеличился на 18% и составил порядка $3,3 трлн., что стало возможным, главным образом, благодаря резкому скачку нефтяных цен, который сопровождался наращиванием государственных золотовалютных резервов. А к 2020 году, согласно расчетам Лондонского международного агентства по финансовым услугам (International Financial Services London), суммарный объем активов суверенных фондов превысит $10 трлн (Financial Times).

Представляется, что суверенные фонды сегодня находятся в стадии самоопределения. Накоплены астрономические финансовые средства, а мировой кризис – это в первую очередь «сжигание» излишков финансовых ресурсов. Представляется, что большинство суверенных фондов либо исчезнут в ходе Первой глобальной Великой депрессии, либо смогут оказать на ход мирового кризиса позитивное влияние. Многое зависит и от того, каким будет «пирсинг» нефтяного пузыря.

«Пирсинг» нефтяного пузыря

В начале марта 2008 года в интервью испанскому изданию El Economista еврокомиссар по вопросам энергетики А.Пибалгс напомнил, что, когда он пришел в Европейскую комиссию в 2004 году баррель стоил 52 доллара, и с тех пор нефть подорожала более чем в два раза. Пибалгс предположил: «Мы не можем исключать, что в 2020 году он будет стоить 200 долларов. То, что я сказал, – отчасти шутка, но это не должно было бы стать сюрпризом для нас». Еврокомиссар также напомнил, что когда три года назад инвестиционный банк Goldman Sachs прогнозировал цену в 100 долл. за баррель, все восприняли этот прогноз тоже как шутку.

Аналитики Barclays пришли к другому выводу. Банк построил обзор вокруг изучения текущей ситуации на мировых рынках и вынес приговор: в обозримом будущем в мире будет доминировать тема нехватки ресурсов. «Мы наблюдаем истощение мировых запасов природных ресурсов. Этот процесс ведет к негативным последствиям в виде растущих цен на ресурсы и вырождения экосистемы, что, в свою очередь влечет за собой изменения в фундаментальных экономических структурах», — отмечают аналитики Barclays. Их доводы основаны на том, что высокий спрос со стороны развивающихся стран продолжит оказывать давление на цены, которые останутся высокими еще, как минимум, одно поколение. Это ограничит способность монетарных властей бороться со спекуляциями и сглаживать острые углы экономических циклов.

М.Хазин фиксирует механизм сотворения высоких цен на нефть: «В учебниках пишут о кривой спроса-предложения, в рамках которой чем выше спрос, тем выше цена, если предложение неизменно. А в действительности, цена на нефть определяется балансом спроса и предложения на рынке чисто финансовых инструментов – нефтяных фьючерсов. Которых, во-первых, во много раз больше, чем самой нефти. А, во-вторых, ликвидность которых много выше. Это нефть куда-то нужно девать, хранить, перевозить. А бумажки, тем более, в электронном виде, такими проблемами не обременены. И все, у кого есть «лишние» деньги, радостно вкладывают их в нефтяные фьючерсы, задирая цены до невиданных высот». Хазин считает, что «в США экономика не рыночного капитализма, а финансового, она спекулятивная, построена на постоянной подпитке печатаемых (эмитируемых) денег. То есть основную прибыль получают те, кто ближе к печатному станку. А эти люди строить не любят, они любят финансовые спекуляции, а значит, вкладывают деньги в спекулятивные активы, в том числе и в нефтяные фьючерсы».

Экономист А.Кочетков отмечает: «В реальности высокую цену на нефть поддерживают лишь огромные капиталы, которые хлынули на сырьевые рынки в условиях, когда на фондовых рынках неспокойно, а американский доллар демонстрирует слабость относительно евро. К слову сказать, доллар опустился 3 марта 2008 года до нового исторического минимума к единой европейской валюте, который равен $1,5275. Впрочем, разве несколько центов, которые доллар проиграл евро в последние недели, оправдывают рост цены на нефть на 15%? Вряд ли об этом можно даже говорить. Единственным оправданием является то, что в течение последних нескольких недель хеджевые фонды и другие институциональные инвесторы постоянно наращивали объем длинных позиций по нефтяным фьючерсам. Однако именно это и говорит о том, что в какой-то момент неизбежна, как минимум, коррекция, или даже схлопывание «пузыря».

От первого шариатского энергетического банка к нефтегазовой ФРС?

В апреле 2008 года было объявлено о создании в регионе Персидского залива Первого энергетического банка (First Energy Bank — FEB). Питер Панайоту, и.о.генерального директора финансового дома Gulf Finance House, объяснил важность создания банка, ориентированного на нефтегазовый бизнес, желанием навести мосты между нефтегазовыми компаниями и банковской отраслью. Это будет первый банк, работающий по законам шариата и ориентированный на нужды энергетического сектора в сфере инвестиций, финансирования и услуг. Оплаченная часть акционерного капитала составит $750 млн.

Панайоту подчеркнул, что «идея FEB возникла в результате нашего анализа разрыва между возможностями правительства финансировать проекты и огромным спросом на частный капитал». Панайоту также отметил, что поскольку банк будет подчиняться законам шариата, то он оказывается в уникальном положении на рынке: «Во всем регионе Ближнего Востока и Северной Африки нет больше ни одного шариатского банка, ориентированного на энергетический сектор. Поэтому FEB будет логичным выбором для компаний, нуждающихся в специализированном инвестиционном продукте, ставящем их нужды на первое место».

Из широкого спектра активных действий различных стран мира, направленных на минимизацию ущерба от грядущего мирового кризиса, создание банка, действующего по законам шариата в сфере энергетики, является знаковым событием по ряду причин. Высокие цены на нефть привлекли пристальное внимание к странам, входящим в ОПЕК, и особое внимание к странам GCC. Многие аналитики убеждены в том, что именно Саудовская Аравия и страны GCC «назначены жертвой». И произойдет это после того, как в Европе будет избран президент, и США получит полный политический контроль над Объединенной Европой в преддверие наиболее разрушительной фазы мирового кризиса.

Аналитики отмечают, что создание Общего рынка стран GCC и стремление данных стран создать «динар залива» – это первые шаги по минимизации ущерба от грядущего кризиса. Но этого явно недостаточно. Глубокая стадия мирового кризиса, стремительное обрушение доллара поставят страны GCC перед выбором, осуществлять им торговлю нефтью за новую глобальную валюту или переходить к продаже нефти за «динары залива». Последние «подвижки» в МВФ, проявившиеся в уменьшении «веса голоса» нефтедобывающих стран, наглядно демонстрируют, что мировые финансовые власти не намерены подпускать Саудовскую Аравию к контролю над новой резервной валютой, если таковая будет создаваться в условиях углубления текущего кризиса.

Грядущий мировой кризис может привести к переходу мировой валютно-финансовой системы не к новой резервной валюте, которая будет создана МВФ и заменит доллар, а к энерговалюте, в которой заинтересованы не только все нефтедобывающие страны, но также и новые «мировые фабрики» – Китай и Индия. Поэтому создание усилиями стран GCC «нефтяной ФРС» выглядит естественной перспективой, при условии, что это поддержат большинство стран, входящих в ООН, включая Китай и Индию. Энерговалюта будет обеспечена мировыми запасами нефти, а новая глобальная валюта, точно также как и доллар, обеспечена только словами «долговые обязательства». И больше ничем.

Принципиальным является то, что в «топке» грядущего мирового кризиса «сгорят» колоссальные валютные ресурсы Саудовской Аравии и стран GCC. Смирятся ли лидеры нефтедобывающих стран со статусом жертвы?

Саудовская Аравия и GCC – назначенные жертвой?

В действиях Саудовской Аравии отмечается прагматизм. А.Эванс-Причард в ноябре 2007 года отметил: «Саудовская Аравия впервые отказалась снизить учетную ставку вслед за Федеральной резервной системой (ФРС) США. Это значит, что владеющее богатыми нефтяными месторождениями Персидского залива королевство собирается избавиться от привязки национальной валюты к доллару. Данный шаг угрожает паникой и падением доллара на всем Ближнем Востоке». Центробанк Саудовской Аравии накануне объявил, что для сдерживания огромного притока капитала в страну придется предпринять «определенные меры». Эванс-Причард отмечает естественность самозащиты Саудовской Аравии. Аналитик считает: «Что касается Саудовской Аравии, то для нее привязка к доллару однозначно стала обузой. Инфляция выросла до 4%, а объем денежной массы M3 колеблется вокруг отметки в 22%. Еще хуже обстановка в других странах Персидского залива. В ОАЭ инфляция достигла 9,3%, что является самым высоким показателем за последние 20 лет. В Катаре инфляция составляет 13%. В мае Кувейт первым из нефтяных государств Ближнего Востока отказался от привязки своей национальной валюты к доллару, что позволило обуздать стремительный рост денежной массы». А отсутствие привязки любой валюты к доллару – это технологическое ослабление и США, и мировой резервной валюты.

Н.Пахомов отметил, что «логика действий организации государств-экспортёров нефти за время её существования менялась. Изначально там делалось всё, чтобы держать цены на достаточно высоком уровне, позволявшем получать стабильно высокие прибыли. Потом Саудовская Аравия, бывшая на протяжении второй половины прошлого века одним из самых верных союзников США и доминирующая в картеле, нередко стала проводить руками ОПЕК политику увеличения поставок на рынок с тем, чтобы цены были не очень высокими. Это было выгодно ведущим западным экономикам, потреблявшим нефти больше всех. Теперь ситуация опять изменилась. сам картель, и Саудовская Аравия внутри него решающей роли не играют».

Известный интеллектуал А.Янов, как и многие западные аналитики, не относит Саудовскую Аравию к друзьям США: «Кроме того, страны, владеющие сегодня львиной долей американских государственных облигаций, – Китай и Саудовская Аравия – отнюдь не друзья Соединенных Штатов. А что, если завтра они начнут эти облигации продавать – то ли из-за падения курса доллара, то ли просто из желания поставить американскую экономику перед кризисом – настоящим, а не выдуманным консерваторами». Антисаудиты традиционно приводят в своих рассуждениях и гражданство Бен Ладена, и кадровый состав террористов 11 сентября 2001 года. Организовать в американских СМИ кампанию по демонизации Саудовской Аравии не представляет большого труда.

В 2007 году крупнейшие нефтяные компании США Exxon Mobil Corp., Shell Oil Co., BP America Inc., Chevron Corp. и ConocoPhillips заработали на высоких ценах на нефть и бензин приличную сумму — $123 миллиардов. В конце марта 2008 года стало известно, что на слушания в Конгресс США приглашены руководители данных компаний. Конгрессменов интересует, почему нефтяные компании продолжают отстаивать свое право на налоговые льготы в размере $18 миллиардов, получая значительные прибыли. Вопрос о связях данных кампаний с различными фондами, активно работающими на рынке фьючерсных контрактов на поставку нефтепродуктов, конгрессменов не интересует. И это никого не удивляет.

В мире широко распространена конспирологическая версия «происхождения» высоких цен на нефть. Упрощенно, данная версия выглядит следующим образом. Для формирования запредельно высоких цен на нефть в начале в США избирается президент выходец из нефтеносного штата Техас. Затем начинаются военные действия в непосредственной близости с Персидским Заливом, после чего активно поддерживаются тревожные ожидания у лидеров ведущих нефтезависимых стран. Таков «рецепт» 100 долларов за баррель.

В начале 2008 года интеллектуалы большинства стран мира не сомневаются в том, что ОПЕК не оказывает какого-либо влияния на цену нефти. Цена на нефть в руках спекулянтов, а выгоду от этого получают крупнейшие нефтяные компании мира. Поэтому, позиция интеллектуалов с конспирологическим мышлением, а они убеждены в наличии связи между сверхприбылями «семи сестер» и действиями биржевых спекулянтов на рынке нефтепродуктов, находит все больший отклик. Но есть еще одна конспирологическая версия. Причем, данная версия уже достаточно широко распространена в сети Интернет, и в перспективе может трансформироваться в мощное «орудие давления» на нефтедобывающие страны.

Версия крайне проста: высокую 100-долларовую цену на нефть в мире поддерживает не спекулятивный капитал, а сами страны ОПЕК через свои суверенные фонды. В Рунет она была презентована на K2Kapital: «Некоторые страны ОПЕК тоже не без греха. Когда нефтяные цены растут, растут и их доходы. Часть этих доходов попадает в фонды, которые спекулируют нефтяными фьючерсами. Это может показаться парадоксальным, но нефтедоллары способствовали продвижению нефтяных цен к новым рекордам» (04.04.2008). Как отметил президент компании U.S. Commodities Inc. Дон Рус: «На рынок приходят все новые и новые инвестиционные фонды, скупающие фьючерсы, чтобы застраховаться от падения доллара. Я думаю, что мы приближаемся к формированию пузыря на товарных рынках, примерно такого же, как и в случае с дот-комами». Аналитики центра McKinsey Global Institute считают, что шесть ближневосточных экспортеров нефти (GCC) заработают к 2022 году более $6 триллионов. Нет сомнений в том, что они будут пытаться инвестировать в сферу энергетики. Необходимо отметить и более чем прозрачный намек на возрастающее влияние стран GCC. Аналитики отмечают, что инвестиционные решения этих стран — Саудовской Аравии, Объединенных Арабских Эмиратов, Кувейта, Катара, Омана и Бахрейна «повлияют на процентные ставки, ликвидность и финансовые рынки во всем мире».

Сегодня высока вероятность того, что страны GCC, в рамках технологии «назначения жертвой», могут быть представлены и виновниками глобальной инфляции, и виновниками высоких цен на продовольствие, а главное — голода в беднейших странах мира. А это может привести к тому, что «мировое сообщество», в ходе накопления негативных последствий мирового кризиса, потребует «введение внешнего управления» со стороны ООН и обновленного МВФ над странами GCC и основными странами-добытчиками нефти. А.Панарин предрекал: «Глобальный порядок, по-видимому, готовит перспективу изъятия всех богатств мира сообществом глобальных финансовых игроков». Изъятие богатств у нефтяных шейхов – это вполне естественная задача для сообщества глобальных финансовых игроков.

Исландия и глобальный мир

Известный российский экономист С.Егишянц в рамках анализа валютного рынка выделил следующее: «Эксперты отметили, что ситуация на валютном рынке местами начинает напоминать 1997/99 годы, когда ряд азиатских и латиноамериканских валют (а также рубль) пали жертвой глобальных финансовых неурядиц – силу нынешнего беспорядка первой прочувствовала на себе исландская крона, которая рухнула с ноября по отношению к евро в 1.5 раза и даже против доллара в 1.4 раза; причём львиная доля этого обвала была сделана в первые 3 недели марта. Седлабанки (центральный банк Исландии) делает ровно то же, что делали на его месте центробанки в 1997/99 годах – лихорадочно поднимает ставки, пытаясь восстановить привлекательность локальных активов: на минувшей неделе он в экстренном порядке (вне плановых заседаний) взметнул базовую ставку до 15% годовых – и это помогло ровно на. 1 день, по прошествии которого падёж исландской кроны возобновился. Но это в общем-то и понятно: крошечная экономика (население страны лишь около 300 тыс. человек) решила стать открытой сообразно модным веяниям – и получила дефицит платёжного баланса около 25% ВВП и, как следствие, обвал национальной валюты при первых же проблемах на финансовых рынках мира. То ли ещё будет. » (30.03.2008). Представляется, что ситуация с экономикой Исландии – это пример того, с чем, с высокой вероятностью, столкнутся большинство стран мира, чьи экономики максимально открыты для веяний мирового валютно-финансового рынка.

Глобальная гиперинфляция

П.Лазич отметил, что «в докладе МВФ, который был опубликован в начале 2008 года, говорилось, что наибольший глобальный риск представляет собой неуправляемое падение доллара. Если это случится, то падение очень сильно затронет как развитые, так и развивающиеся рынки». Что последует за падением доллара? Л.Ларуш считает, что мир движется навстречу «гиперинфляционному взрыву»: «До вашингтонской конференции октября 1998 года наиболее вероятным сценарием исхода тогдашней политики был дефляционный коллапс типа 1929-31 гг., или биржевого кризиса типа 1987 года в США. В настоящее время, когда политические деятели временно преуспели во внедрении гиперинфляционистских мер по финансовому накачиванию, с целью откладывания неизбежного в противном случае дефляционного коллапса мировой финансовой системы, эти деятели также задействовали новую угрозу, даже более опасную, чем дефляционный коллапс: ныне мы устремляемся навстречу гиперинфляционному взрыву, по принципу инфляционного раскручивания германской рейхсмарки в интервале с марта по октябрь 1923 года, но в данном случае в общемировом масштабе. Эта нынешняя, угрожающая нам сегодня глобальная альтернатива дефляционному коллапсу предполагает не только опустошительные дефляционные потери: она может привести к исчезновению целых валютных систем».

Какая страна пострадает в наибольшей степени?

Известный российский экономист С.Глазьев отметил: «Не случайно финансовый кризис не затрагивает страны, правительства которых руководствуются более гибким и комплексным подходом к денежной политике. Например, Индия и Китай избежали финансового кризиса в Юго-Восточной Азии, так как не открыли свои финансовые рынки для свободной игры международного спекулятивного капитала. В свою очередь, развитые страны со свободно конвертируемыми валютами, придерживаясь принципа открытости своих финансовых систем, обеспечивают их стабильность путем гибкого использования разнообразных технологий регулирования денежного спроса и предложения. Они никогда не следовали догматическим доктринам, руководствуясь в денежной политике принципами прагматической целесообразности и не теряя из виду глубинную связь финансового и реального секторов экономики». Это позволяет предположить, что последствия грядущего мирового кризиса для Белоруссии будут менее разрушительными, чем для Украины, и тем более, для стран Прибалтики.

А.Истратов предполагает: «Кризис затронет практически все страны мира. Максимальный урон понесут середнячки. Некоторые из богатых стран с новой нефтенезависмой экономикой (например, Норвегия) пострадают меньше. Самым бедным терять и так нечего. Точная дата начала кризиса, в принципе, непредсказуема, хотя можно предполагать с большой вероятностью, что в ближайшие лет десять. Однако за год-два по вторичным признакам реально почувствовать приближение кризиса. И принять последние подготовительные меры. Кризис обещает быть столь глубоким, что его продолжительность никак не ограничится годом-двумя, а вполне может достигнуть и десяти лет». Однако, стремительный рост цен на продовольствие в беднейших странах позволяет предположить, что беднейшие страны могут и пострадать в наибольшей степени в ходе Первой глобальной Великой депрессии.

Океан хаоса и мультиоффшорный мир

Крушение в ходе грядущего кризиса значительного числа национальных государств во многом будет являться следствием сотворения мультиоффшорного мира. Л.Пайдиев отмечает: «Современные механизмы финансовых расчётов увеличат количество оффшоров и объёмы финансовых операций на порядок. Ничтожные налоги станут общим правилом. Государство сможет эффективно собирать лишь налог с продаж и недвижимости. Да и то только в очень богатых и цивилизованных странах. Доходы от внешнеэкономической деятельности станут ничтожными. Это означает финансовый крах центральных правительств. Деньги будут только у отдельных муниципалитетов населённых зажиточными людьми. Вообще в мире появится много мини Швейцарий для богатых».

Известный алармист Г.Джемаль предполагает: «После того как национальный суверенитет государств будет упразднен, олигархия перестанет соблюдать тот «общественный договор» между населением и элитами, который был заключен после второй мировой войны. В результате большинство жителей Парижа, Берлина или Милана разделят участь низших классов африканских и азиатских сообществ. В мире больше не будет богатых и бедных рас, а большинство белых европейцев и американцев окажутся за чертой нищеты. Останется только один конфликт — между планетарной властью и мировым гражданским обществом, включающим в себя всех обездоленных земли». А С.Егишянц отмечает следующее: «95% безналоговых зон являются бывшими торговыми гаванями или же колониями Великобритании, Франции, Испании, Нидерландов и США. Они остаются в состоянии зависимости от покровительствующих держав. Их фиктивный суверенитет служит фиговым листочком, прикрывающим финансовую преступность, которую не только терпят, но и поощряют, потому как она полезна и необходима для функционирования рынков. Лондонское Сити как и другие валютные биржи работает с этими деньгами. Об этом свидетельствует постоянное сопротивление Великобритании, а также Люксембурга и Нидерландов любой попытке европейских политических кругов обложить налогом и поставить под контроль движения капиталов». Это позволяет предположить, что глобализация сегодня – это spam politic for future slum people.

Пайдиев считает, что «страна, проводящая политику догоняющего развития, протекционистскую или даже экспортоориентированную, становится изгоем. Российское государство сохранится если только сможет найти общенациональную программу завоевания Россией места на международных рынках. Иначе самые энергичные плюнут на Россию за ненадобностью и уедут в новые международные мини Швейцарии для богатых. Иметь анклав процветания в нищей стране дело безнадёжное». Ларуш предполагает: «И только когда шоковый характер событий заставляет людей сомневаться в их привычном образе мысли, народам открывается нелицеприятная правда об их собственных глубоко укоренившихся представлениях. В истории существует время и место, где и когда народы жаждут услышать правду; чаще всего, действительно точным прогнозам не по своей вине приходится увядать на неплодородной почве общественного мнения. Качественные долговременные прогнозы похожи на стойкие семена, которые выживают в неблагоприятных условиях и прорастают в благоприятной обстановке».

Так какое будущее ожидает нас? Неужели Париж, Берлин, Лондон и Москву будут населять исключительно slum people? Для многих подобное будущее покажется фантастикой. Но если обратить внимание на то, что в последние два года Голливуд, вырвавшись из «ловушки 9\11», поставил на поток фильмы–катастрофы, многое прояснится. Для того, чтобы увидеть океан хаоса, достаточно посмотреть фильм «Я – легенда» с Уиллом Смитом в главной роли. Люди- мутанты в фильме «Я — легенда» – это гротесковые трущобные люди — slum people. Не более того. И их большинство. А случайно уцелевшие люди живут в хорошо охраняемых мини Швейцариях. Может быть, таким и будет мир после Первой глобальной Великой депрессии? И является ли случайным то, что в России во многих городах-миллионниках появились граффити «убей, кто богаче тебя» ?

Миттельшпиль глобализации

Не исключено, что кризис 2007-2008 годов историки в будущем назовут миттельшпиль глобализации. Будущее мира не предопределено. А новые глобальные правила игры и особенности функционирования новых глобальных институтов разрабатываются втайне. Но уже сегодня можно утверждать, что управляемый глобальный кризис – это фантазии сумасшедших. Невозможно управлять неуправляемым.

Сегодня можно оценить успехи глобализации. Известный российский экономист С.Егишянц оценивает успехи данного процесса крайне низко: «Весь тысячеголосый хор адептов мондиализма, пытающихся убедить всех, будто он принес народам мира радикальное улучшение социально-экономического положения, поет обыкновенную ложь. Мы видим, что в реальности дело обстоит строго наоборот: развивающиеся страны платят огромную цену за сомнительное удовольствие «приобщиться к цивилизации» (к какой, кстати?), но даже богатым странам это помогает всего лишь показывать весьма скромный экономический рост». Необходимо отметить и то, что глобализация достигла определенного рубежа, на котором происходит переосмысление динамично изменяющейся реальности. И это уже фиксируют аналитики: «Появившаяся в середине июня 2007 года публикация ведущего австралийского центра, занятого исследованием мировой политики, Института Лоуви называет вещи своими именами: антиглобалистами сегодня всё больше становятся именно ведущие развитые государства, опасающиеся глобализации, которую они всё меньше способны контролировать в своих интересах» (Н.Пахомов).

Удастся ли завести 37-летний автомобиль?

Первая фаза кризиса 2007-2008 годов позволила выявить структурные диспропорции, возникшие в рамках естественного эволюционного развития мировой финансовой системы после отмены 15 августа 1971 года Бреттон-Вудских соглашений. Усилия МВФ и ФРС напоминают стремление хозяев 37-летнего автомобиля завести мотор и выехать из гаража, несмотря на то, что уровень износа всех частей автомобиля вызывающе высок. Но хозяин автомобиля не может его выбросить, так как у него нет ресурсов, чтобы купить новый. Причем, ресурсов не финансовых, так как деньги ныне создаются в астрономических размерах за считанные секунды, а ресурсов креативно-интеллектуальных.

Сегодня десятки тысяч аналитиков различных стран мира пытаются убедить инвесторов, а главное друг друга, что кризис уже преодолен, что худшее уже позади. Но то, что мы наблюдаем в мировой экономике — это динамичный процесс, причем далекий от стабилизации. По данным МВФ 33 страны мира уже испытывают проблемы с продовольствием, а это значит, что «ипотечный» кризис запустил процесс неуправляемой дестабилизации.

Гипотетически можно предположить, что кризис преодолен, но тогда мы должны честно сказать, что запущен процесс жесткого дифференцирования стран по уровню доходов. Причем, дифференциация между энергонезависимыми и энергозависимыми странами будет нарастать в геометрической прогрессии. Новомодное в экономических кругах слово «рекоррекция» ничего не объясняет, но позволяет очень многим надеяться на то, что 37-летний автомобиль снова неожиданно завелся. Но далеко ему уехать едва ли удастся.

Победители и жертвы

Представленный выше анализ позволяет сделать ряд выводов. Широкий круг стран может выступить, как в качестве «спускового крючка» грядущего мирового кризиса, так и в качестве «детонатора». Интеллектуалы с конспирологическим мышлением относят к странам «детонаторам» большинство стран «золотого миллиарда». А в «назначенные жертвой» относят, в первую очередь, Иран, Саудовскую Аравию, Россию, и, все чаще – Китай. Многие интеллектуалы склонны считать, что «Китай – это дальняя цель, а ближняя цель – объединенная Европа».

Будущее поливариантно. Но уже сегодня можно предположить, что число жертв Первой глобальной Великой депрессии значительно превзойдет число стран победителей.

По теме «Первая глобальная Великая депрессия»:

Брокеры, дающие бонусы за открытие счета:
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
С бинарными опционами к успеху!
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: