Нефтяную игру проигрывают «свои»

Российская Федерация теряет собственные позиции в «нефтяной игре». Статистика безмолвно говорит о понижении количеств добычи – пока только на 1%, но, как отмечают западные аналитики, пик уровня добычи мы прошли. Проигрываем мы и битву за транзит.

И это особенно необычно для страны, занимающей центральное и главное расположение в Евразии.

Недавно Казахстан решил о перенаправлении части добываемой в стране нефти на юг, через трубопровод Баку-Тбилиси-Джейхан (БТД). Это прямое и абсолютное поражение России, которое ставит под сомнение расширение трубы Каспийского трубопроводного консорциума (принадлежащего отечественной стране), и другие подобные проекты.

За ответом Казахстана нет никакой политики – лишь экономические интересы, поскольку Российская Федерация не в состоянии дать собственному соседу нужную инфраструктуру для повышения экспорта нефти. Лишь трубопровод БТД, выстроенный под кураторством США и направленный на подрыв русских экономических заинтересованностей в регионе, был в силах удовлетворить потребности казахских нефтяных экспортеров. Расширение российского КТК до потребной пропускной способности осуществлено не было.

Неприятность – в менеджменте «Транснефти», уверены специалисты. С приходом в 2006 году в КТК вице-президента «Зарубежнефти» Владимира Раздухова, предложенного нынешним президентом «Транснефти» Николаем Токаревым на пост председателя совета директоров, прорыва в ответе вопроса по расширению КТК не случилось. На бесплодные переговоры были утрачены два года.

А за это время на полную мощность получила трубопроводная совокупность БТД, которая формирует настоящую борьбу русскому нефтяному экспорту из Каспийского региона, направляя его в обход нашей страны.

На грани срыва был и проект «Бургас—Александруполис». Данный нефтепровод есть фактическим продолжением КТК. На сегодня ни одна русский компания не подтвердила «Транснефти» нужных количеств для его заполнения.

Одновременно с этим Казахстан готов поставить до 17 млн тысячь киллограм на на данный момент при условии расширения мощности КТК до 67 млн тысячь киллограм.

Для России нынешняя деятельность консорциума невыгодна, легко убыточна. Задолженность перед кредиторами образовывает 4,8 млрд при стоимости строительства в 2,6 млрд. Государство ничего не приобретает как акционер, поскольку схема организации консорциума предусматривает приоритет выплат кредиторам.

Причем тяжело заявить, что председатель совета директоров КТК Владимир Раздухов, что призван был отстаивать интересы страны в консорциуме. Вместо этого он организовал судебную тяжбу с Федеральной налоговой работой (ФНС), которая посчитала, что КТК не доплатил в бюджеты различных уровней 650 миллионов долларов.

До тех пор пока КТК вести войну с сотрудниками налоговой администрации, Российская Федерация теряла собственные позиции в Каспийском регионе. По оценке экспертов, суммарная добыча нефти на Тенгизском, Кашаганском и Карачаганакском месторождениях достигнет к 2020 году 120 млн тысячь киллограм. Эти количества, вероятнее, отправятся не по трубам КТК и Бургас—Александруполиса, а в обход России: по трубопроводам Баку—Джейхан, Баку—Одесса и Супса—Броды.

Главными транзитными странами станут Украина, Грузия и Турция, а на Каспии прочно обоснуются американские и западноевропейские нефтяные компании.

Но, это может стать не единственным провалом нового управления «Транснефти» во главе с Николаем Токаревым, что занял эту должность в осеннюю пору прошлого года. «Результаты» не вынудили себя ожидать. Складывается такое чувство, что завал появился на всех мега-проектах «Транснефти». И трубопровод «Восточная Сибирь – Тихий океан» (ВСТО) не был исключением.

Сейчас ВСТО сталкивается с рядом серьезнейших неприятностей. Одна из них — задержка сроков строительства первой очереди. Как выяснилось на заседании во главе с Медведевым, новый менеджмент практически срывает сдачу в эксплуатацию первой очереди ВСТО — трубопровода Тайшет—Сковородино, которая планировалась на последний квартал текущего года.

Нет никакой уверенности, что «Транснефть» сумеет решить эту задачу и в 2009 году.

К тому же, согласно данным Минприроды, к предполагаемому завершению строительства первой очереди месторождения якутии и Восточной Сибири смогут обеспечить подачу лишь 10 млн тысячь киллограм нефти. При самом успешном раскладе необходимые количества возможно ожидать не ранее 2014—2015 годов. Значит, потребуется везти еще 20 млн тысячь киллограм из Западной Сибири.

Но трубопроводное транспортное плечо на Дальний Восток кроме того из восточных районов Западной Сибири образовывает около 7 тыс. километров, другими словами практически в полтора раза превышает расстояние до портов на Тёмном и Балтийском морях. При том размере тарифа, о котором говорят в ведомстве Токарева (90, в противном случае и все 100 долларов за тонну!), кто же будет качать нефть на восток, в случае если на запад — в два раза дешевле? Возможно, само собой разумеется, вынудить нефтяные компании переориентировать часть собственной нефти на (у нас до тех пор пока и таковой «бизнес» случается), но тогда сорвутся поставки в Европу.

Прошлое управление «Транснефти» и Минпромэнерго разглядывало возможность применения казахской нефти в схеме замещения через Самару, благодаря чему удалось бы высвободить порядка 25 млн тысячь киллограм русском нефти для ВСТО. Но нынешнее управление потеряло эту возможность.

Из-за чего новое управление «Транснефти» выяснилось не может решать задачи, с которыми худо-бедно справлялись их предшественники? Кое-какие наблюдатели вычисляют деятельность команды Николая Токарева хорошим примером недочётов кланового распределения «хлебных» мест.

По неофициальным данным, Николай Токарев имеет погоны генерала одной из влиятельных русских разведслужб. Кое-какие источники уверены в том, что его последующий карьерный рост был пролоббирован большими нефтетрейдерами и помощником начальника Президентской администрации России Игорем Сечиным.

По всей видимости, личная лояльность была более ответственной, чем деловые качества. Так как на прошлом месте работы в качестве председателя совета директоров «Зарубежнефти» Токареву кроме этого не удалось достигнуть особенных удач. За неполные семь лет его управления этим внешнеэкономическим объединением, «Зарубежнефть» умудрилась утратить договор на постройку первого НПЗ во Вьетнаме неспециализированной ценой 1,3 миллиардов долларов.

И это не обращая внимания на то, что россияне пребывали в только благоприятных условиях.

Именуют и другие договора, каковые до прихода команды Токарева имелись в портфеле «Зарубежнефти». Но многие из них по окончании радикальной смены управления были утрачены, а новых не показалось. Ситуации, похожие на то, что случилось во Вьетнаме, повторялись в Анголе, Иране, Ираке и на балканском полуострове, где «Зарубежнефть» кроме этого утратила множество возможно ответственных проектов.

Главная причина — отсутствие нужного опыта управления во внешнеэкономической сфере руководящего звена «Зарубежнефти» во главе с Николаем Токаревым, повсеместная замена специалистов на лояльные, но малокомпетентные кадры, считают наблюдатели.

Та же картина отмечается сейчас и в «Транснефти». Так, сравнительно не так давно была организована проверка ВСТО Счетной палатой с явным прицелом на возбуждение уголовных дел против бывшего управления «Транснефти». Совершена кадровая зачистка в региональных подразделениях и центральном аппарате.

Что останется по окончании «зачисток»? Будет ли новая команда трудиться действеннее, чем в «Зарубежнефти»? Вызывающе большие сомнения.

И до тех пор пока власти будут определяться с выбором между «собственными» и специалистами, может утечь большое количество воды.

Похожие статьи

Увлекательные записи

spacer